К основному контенту

САЙТ ХРАМА РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА С.КУРИЛОВКА

САЙТ ХРАМА РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА С.КУРИЛОВКА

Иеромонах Вячеслав (Максименко): Монахи…



Святитель Иоанн Златоуст писал, что монах – это «предавший себя Богу и избравший монашескую жизнь; тот, кто властвует над гневом, и завистью, и сребролюбием, и сладострастием, и прочими пороками, постоянно имея в виду и заботясь, как бы не допустить душу подпасть под власть гнусных страстей и не предать разум в рабство этой тяжкой тирании, но всегда соблюдать ум выше всего, поставив над страстями страх Божий».
Немало написано высокопарных слов, дескать, монахи имели мужество превратить землю в Небеса, а горстку земли в частичку Царства, так как они поняли, что Бога нужно любить более, нежели свои грехи, а ближнего своего более его грехов… В нынешний век стремительнейшего распространения греха при наличии высокоскоростных коммуникаций, такие елейные речи не особо возбуждают, начитавшееся и насмотревшееся всего и про всех, общество. Говоря в годы начала двадцать первого века о монахах, большинство людей, отвергнув непонятные им елейные проповеди, но посетив различные, как модно говорить, кластеры мистицизма, считает, что монах – это такой вот сакрально-таинственный персонаж, движущийся над землей без особых внешних колебаний, будто в нем стоит фокусирующее устройство по аналогии с изображением экшн-камеры, который, потупив очи долу, только и раздает «благословения» налево-направо или же образ обратный, когда совершенно грязный и чумазый человек из некоего дремучего монастыря, сам впрягшийся вместо лошади в плуг, но с шевелящимися от молитв губами, вспахивает ту самую «ниву» о которой мирянин прочел в Евангелии. А еще многие считают, что  в монашество уходят или от неразделенной любви, или замаливать предыдущие грехи, или ради церковной карьеры, или же по причине обиды на неустроенность в этом мире. И мирянин, погрязший в духовном невежестве из-за обычной лени, имея подобные мысли, после «пробежек» по бабкам и экстрасенсам, идет к монаху, как к высшему гуру, способному разрешить личностные проблемы человека мистическом жестом по воздуху, но когда и после визита к такому монаху желаемое не реализовано, тогда даже зародыш веры в Веру исчезает. А если еще видят люди в монастырях монахов на иномарках с мобильными телефонами или в скиту, запивающих просфору пивом, то не только вера, дар речи исчезает у человека.
Что тут возразить, когда такое есть и все по одной причине: и монахи с мобильниками в лаврах, и временщики-послушники на скотном дворе с табачно-алкогольным перегаром, которых люди по собственному невежеству принимают за монахов, являются в монастыри упрятаться от совести, но не в поисках Бога, а на них, как в платный зверинец поглазеть на орущих в жару медведей, едут смотреть такие же искатели секрета улучшения личного земного благополучия, но никак не Бога. Вот и антагонизм между этими группами лиц возникает, вот и грязь с экранов ТВ, вот и идут одни к более глубокому обмирщению, а другие к более глубокому обезбоживанию. Действительно, нечего порой возразить на то, что когда «сгоревший» от мира человек вместо самоубийства принимает решение уйти в монастырь, что, собственно, не менее тождественно суициду, хотя в монашеском случае есть у человека шанс стать по-настоящему верующим, а не прятаться от проблем за «ширмой» у Бога.
Все это есть и не для каждого это всегда перетекает в монашество от Истины, а потому не менее часто, как приходят по «невзаимопониманию» с миром в монашество, точно также уходят из монашества снова в мир по тому же «невзаимопониманию», но нужно все в мире происходящее рассматривать не ради осуждения, а ради поиска выхода из любого кризиса, ради исправления и возвращения на путь Истины.
Как бы полезно было приходить в монашество?
Монашество – это почти высшая ступень организации жизни человека. Самой наивысшей ступенью организации жизни человека возможно определить тоже монашество, но в его наисмиреннейшей пред Богом участи – в Великой Схиме!
Монашество не для того, чтобы прятаться от мира – монашество для того, чтобы, в силу прожитого не одного десятка лет мирской жизни, человек мог сказать самому себе, что он мир познал с его грехами и полуправдами, а потому за Правдой Творца хочет уйти от мира в новый способ жизни. То есть, монашество – не перемена места работы, а перемена образа жизни из-за потребности, очень глубокой потребности, быть всегда с Богом, жить Богом и дышать Богом! Желающий стать монахом не отрекается от своей воли ради демонстрации отречения, но отрекается от своей личной воли, как сказал преподобный Иоанн Лествичник, «из-за богатства воли», то есть он так волеет жить Волей Божией, что своя собственная воля не имеет совершенно никакого значения, ее просто не существует в природе, как явления внутреннего мира монаха.
Часто, особенно в нынешние времена высоких скоростей распространения греха, многие думающие молодые люди устают от замкнутости и думают, что в монашеской жизни спасутся! Вот в том и опасность, в том и подвох сатаны, что в монашестве нельзя создать охранный кокон, а дьявол рисует молодым ребятам монашество «в картинках», как некую спасительную заводь, где можно будет читать умные книжки про Бога, цитировать Евангелие, стать архиереем и получить успешную кафедру и на том все беды с невзгодами уйдут. А есть такие, кто рвется в монахи, чтобы спасать мир, научить его своим вынашиваемым «несметным» знаниям и такому кажется, что выплесни он этот багаж знаний наружу всему миру – мир мгновенно станет Эдемом!
Потом приходит разочарование, потому что было очарование! И «тухнут» внутри у таких пацанов «светлячки», спиваются, впадают в содомские грехи, «фиксируются» на лжемонашеской жизни ради денег, ради дорогих облачений, дорогих авто, евро-келлий и пр. Но ни те, ни другие так и не становятся пастырями овцам Христовым, потому что в свое время такие мальчишки слушали из уст своих «духовников» елейные речи, невероятно далекие от реалий жизни, а потому и возомнили себя то спасителями мира, то безальтернативными научителями людей.
Монашество – потребность жить с Богом, хоть бы и в миру, рядом с познанным грехом, но не высокомерно и показушно отвергая его, а предлагая исключать так эту часть человеческого мира, в котором человек способен познать самые страшные грехи, чтобы другим стало безапелляционно ясно, каким образом жизни можно отказаться от грехов, хоть бы и будучи совсем рядом с ними. Монашество – это когда знаешь грех и не бежишь за ним, а он гонится за тобой, разрисовывая все вокруг тебя более и более ярко-ядовитыми красками! Монашество – когда нет в тебе растерянности перед предложенным грехом, а твердость в том, что Молитва Христова и есть самое сокровенное и важнейшее Оружие против любого греха! Монашество – когда человек живет Богом, Его молитвой и совершенно никак не замечает происходящее вокруг, потому что нет для человека ничего выше в земной жизни, чем беседа с Богом!
И жизненным пребыванием в миру, когда сила молитвы останавливает грех у самых ног верующего, только монах, пришедший из мира ради сближения своего личного дыхания с Дыханием Бога, способен своим духовным поведением и твердостью стояния в Истине показать миру путь к отвержению не от мира, не от блуждающих мыслями и делами вчерашних друзей, но путь к глубочайшему пониманию временности земного бытия, путь от сиюминутной мелочности скольжения по отшлифованной грехами земной плоскости к Вечности. Монах обязан быть с миром, но не обмирщаться с ним в панибратстве, а личным поведением, словом и деланием дарить миру Братство Христа!
Монашество - это такой образ мысли человека, когда в сердце монаха, как человека все еще имеющего плоть, пребывают просьбы к Богу дать ему, что будет полезно в земной жизни, а не что мог бы хотеть человек! Монах, особенно живущий вне монастыря, а еще главнее, когда монах архиерейским крестом наделен – это высочайшая степень самоконтроля!
Смирение монаха и послушание не должно быть ради унылой ритуальности, ради угождения настоятелю монастыря или архиерею для получения очередной церковной награды или особой предрасположенности, ради безучастного молчания и мычания себе чего-то под нос, но должно быть ради вытаскивания овец Божиих из пропасти грехов молитвенной крепостью монашеских рук, ведомых Божией Силой! Если не имеет в сердце монах Огня Божиего и не несет послушание Миссии Христовой в мир – это не монах!
Монашество – уединение от мира ради общения с Миром Горним, но ни в коем случае монах не должен замыкаться для людей, как и монастыри не должны становиться некими религиозными сектами, ограничивающими общение с людьми. Монастыри, как и сами монахи, обязаны звать людей в свое лоно, к общению с собой для единения в Евхаристии, а не закрываться от мира. «Поскольку монашество есть уединение, то одним из искушений в жизни иночествующих может стать стремление превратиться в некую автономную единицу внутри Церкви, живущую по своим правилам и не слишком нуждающуюся в общении с другими», – сказал Святейший Патриарх Кирилл. «Когда такое происходит, даже под благовидным предлогом, – это неправильно, потому что Церковь есть союз людей, которые через Святую Евхаристию становятся единым Телом Христовым. Поэтому всякий изоляционизм в Церкви – от лукавого, какими бы великими мыслями, идеями и даже ссылками на авторитеты этот изоляционизм ни оправдывался», – продолжил Предстоятель РПЦ.
Еще монашество не может и не должно быть «младопостригательным», потому что не имеющие жизненного опыта монахи, тут же устремившись к игуменству и архимандритству, что куда опаснее, став в молодом возрасте архиереями, как показал опыт монашества последних двадцати лет, приносят только вред Вере Православной, когда по причине архиерейской младости ответов от таких горе-пастырей на тревожащие вопросы люди не получают и в итоге, не увидев в «младостарцах» пастырей от Истины, вместо того, чтобы мчаться, как цыплята к наседке под час опасности к духовному отцу, в итоге из храмов уходят.  
Достойным монахом, а тем паче монахом, как полезным архиереем, должен быть только тот из людей, кто свой значительный жизненный опыт усугубляет ежевременной жаждой опыта духовного и тогда возложенная на него обязанность отеческой заботы о людях становится его потребностью, а не ритуалом или формальным начальствованием.
Монашество –  образ жизни, когда ум и сердце пребывают вне мира земного, желая каждым дыханием не только собственного сближения с Миром Горним, но и научая вверенную Господом паству жажде Святой Троицы! Именно через опытных священников-монахов, служащих в миру, через монахов-настоятелей монастырей, через монахов-архиереев, по словам Святейшего Патриарха Кирилла, «Христос должен сойти со страниц Евангелия и войти в жизнь современного человека!»



Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

К смыслу праздника Крещения Господня погружение в прорубь не имеет ровно никакого отношения!

4 ноября - праздник Казанской иконы Божией Матери

За щорічною традицією пропонуємо перегляд фільму «Дрібний дощ» авторства пономаря нашого храму, режисера та актора, Народного артиста України Георгія Делієва