К основному контенту

САЙТ ХРАМА РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА С.КУРИЛОВКА

САЙТ ХРАМА РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА С.КУРИЛОВКА

Кому возможно – приходите помолиться Святителю Николаю! Кто работает – дома прочтите акафист с молитвой!



22 мая (09 мая церк.ст.) Святая Каноническая Церковь чтит память перенесения мощей Святителя и Чудотворца Николая из Мир Ликийских в Бар.
В Куриловской Христорождественской общине в это  день в 0900 состоится Уставное Богослужение.
У кого нет возможности быть в этот день в храме, предлагаем прочесть дома Акафист и Молитву соборно со всеми членами семьи – http://akafistnik.ru/akafisty-svyatym/akafist-svyatitelyu-nikolayu-chudotvortsu/

***
Деяние иже во святых отца нашего Николая,
архиепископа Мир Ликийских

Пре­ди­сло­вие
Свя­ти­тель Ни­ко­лай, без со­мне­ния, один из са­мых по­чи­та­е­мых хри­сти­ан­ских свя­тых. Меж­ду тем судь­ба его агио­гра­фи­че­ско­го кор­пу­са весь­ма слож­на и за­пу­та­на, при­чем уди­ви­тель­но, что в Рос­сии, где Мир­ли­кий­ский чу­до­тво­рец поль­зу­ет­ся та­кой лю­бо­вью, не пе­ре­во­ди­лись по­чти ни­ка­кие свя­зан­ные с ним тек­сты (кро­ме эн­ко­мия[1] пре­по­доб­но­го Ан­дрея Крит­ско­го и жи­тия бла­жен­но­го Си­мео­на Ме­та­ф­ра­с­та).
Со­глас­но всем ис­точ­ни­кам, свя­ти­тель Ни­ко­лай Мир­ли­кий­ский дей­ство­вал в IV в., при им­пе­ра­то­ре Кон­стан­тине. Од­на­ко до VI в. у нас нет ни­ка­ких сви­де­тельств о его жиз­ни: та­кой древ­но­стью не об­ла­да­ют ни от­дель­ные при­жиз­нен­ные де­я­ния (pra­xeis), ни по­смерт­ные чу­де­са (thaumata, или miracula), ни пол­ные жи­тия Чу­до­твор­ца. Ев­ста­фий, пи­са­тель вре­мен Юс­ти­ни­а­на, при­во­дит от­ры­вок из рас­ска­за о Свя­ти­те­ле, ко­то­рый он сам на­зы­ва­ет “жи­ти­ем”. Меж­ду тем это ни­что иное, как фраг­мент “Де­я­ния о стра­ти­ла­тах” (Praxis de stratelatis), са­мой по­пуляр­ной по­ве­сти о свя­ти­те­ле Ни­ко­лае, пред­став­лен­ной де­сят­ка­ми ру­ко­пи­сей. То, что Ев­ста­фий на­зы­ва­ет это де­я­ние (то есть от­дель­ный эпи­зод из жиз­ни свя­то­го) жи­ти­ем, сви­де­тель­ству­ет, по-ви­ди­мо­му, о том, что к VI в. не су­ще­ство­ва­ло ни­ка­ких дру­гих, по край­ней ме­ре, сколь-ли­бо из­вест­ных жи­тий­ных па­мят­ни­ков о свя­ти­те­ле Ни­ко­лае, кро­ме на­ше­го де­я­ния. Это под­твер­жда­ет и ав­тор пер­во­го пол­но­го жи­тия Свя­ти­те­ля ар­хи­манд­рит Ми­ха­ил (нач. IX в.): он счи­та­ет это де­я­ние на­столь­ко из­вест­ным, что да­же не ви­дит необ­хо­ди­мо­сти его пе­ре­ска­зы­вать.
“Де­я­ние о стра­ти­ла­тах” до­шло до нас в де­сят­ках ру­ко­пи­сей, пред­став­ля­ю­щих 5 ре­дак­ций, ко­то­рые вы­явил круп­ней­ший ни­ко­ла­е­вед всех вре­мен Гу­став Ан­рих. Из них наи­бо­лее древ­ней, хо­тя и не пер­во­на­чаль­ной, яв­ля­ет­ся пер­вая, наи­бо­лее ла­ко­нич­ная и ли­шен­ная ка­кой-ли­бо пыш­но­сти и де­та­ли­за­ции, по­доб­но, на­при­мер, тре­тьей. Язык ано­ним­но­го ав­то­ра до­воль­но прост и безыс­ку­сен. Глав­ные ге­рои по­ве­сти, Непо­ти­ан и Урс, ис­то­рич­ны, од­на­ко их име­на мог­ли быть взя­ты и из кон­суль­ских фаст[2]. Ис­то­ри­чен и об­раз Аб­ла­бия, все­мо­гу­ще­го фа­во­ри­та им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на, и мно­гие фак­ты. В лю­бом слу­чае, на­ше де­я­ние, со­став­лен­ное не поз­же, чем в VI в., не так уж и да­ле­ко от­сто­ит по вре­ме­ни от опи­сы­ва­е­мых в нем со­бы­тий. Кри­ти­че­ское из­да­ние тек­ста сде­ла­но Ан­ри­хом[3] по 9 спис­кам IX–XI вв. (с него и вы­пол­нен на­сто­я­щий пе­ре­вод). Из­ве­стен и сла­вян­ский пе­ре­вод де­я­ния, ко­то­рый был чрез­вы­чай­но по­пуля­рен на Ру­си.
На­сто­я­щий пе­ре­вод вы­пол­нен в рам­ках про­ек­та из­да­тель­ства “Ски­ния” по со­зда­нию но­вых рус­ских жи­тий свя­тых на ос­но­ве древ­них па­мят­ни­ков[4]. Пе­ре­вод­чик при­но­сит глу­бо­кую бла­го­дар­ность из­да­тель­ству “Ски­ния” и его ди­рек­то­ру А. В. Бу­га­ев­ско­му.
* * *
1. Во вре­ме­на им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на слу­чи­лось во Фри­гии вос­ста­ние та­и­фа­лов[5], и до­не­се­но бы­ло о них бла­го­че­сти­во­му им­пе­ра­то­ру. Тот­час же по­слал он ту­да трех пол­ко­вод­цев, ко­то­рых зва­ли Непо­ти­ан, Урс и Гер­пи­ли­он[6]. От­пра­вив­шись из счаст­ли­вей­ше­го Кон­стан­ти­но­по­ля, при­плы­ли они в Ли­кий­скую про­вин­цию, к при­ста­ни Ан­дри­а­ка — га­ва­ни, от­сто­яв­шей от го­ро­да Ми­ры на три ми­ли[7]. И со­шли они с ко­раб­лей в тре­во­ге, так как не бы­ло для них удач­ным это пла­ва­ние.
2. Со­шли же и неко­то­рые во­и­ны, же­лая за­па­стись про­до­воль­стви­ем. Их за­де­ли, а они как сол­да­ты от­ве­ти­ли. Смя­те­ние и вол­не­ние слу­чи­лось то­гда в так на­зы­ва­е­мой Пла­ко­ме[8],так что и в городеМирыуслышали об этом и воз­му­ти­лись из-за во­и­нов, что они дей­ству­ют бес­чин­но и воз­буж­да­ют мя­теж.
3. Услы­шав об этом, свя­той епи­скоп Бо­жий Ни­ко­лай, пас­тырь и учи­тель та­мош­ней Церк­ви, об­ра­тив­шись к на­ро­ду, его успо­ко­ил, чтобы те не сде­ла­ли ни­че­го необ­ду­ман­но­го или дер­зост­но­го, и тот­час же сам при­шел в Ан­дри­а­ку. Уви­дев его, все быв­шие там по­кло­ни­лись ему с по­до­ба­ю­щей че­стью.
4. Узнав же об этом, стра­ти­ла­ты[9] и са­ми по­кло­ни­лись и по­при­вет­ство­ва­ли его. И на его во­прос, кто они та­кие и от­ку­да и по ка­кой при­чине при­бы­ли сю­да, ониот­ве­ти­ли: “С ми­ром мы: по­сла­ны мы бла­го­че­сти­вей­шим на­шим им­пе­ра­то­ром во Фри­гию и идем на вой­ну с мя­теж­ни­ка­ми. Так что пусть по­мо­лит­ся за нас твоя свя­тость, чтобы нам удач­но со­вер­шить путь”. А свя­той епи­скоп по­звал их под­нять­ся с ним в го­род и взять у него бла­го­сло­ве­ние. То­гда стра­ти­ла­ты, усты­див­шись при­хо­да и лас­ко­во­сти свя­то­го, при­ка­за­ли всем успо­ко­ить­ся и ни­ко­му из сол­дат не дер­зать по­ку­шать­ся на что-ли­бо или тво­рить ка­кое-ли­бо бес­чин­ство.
5. А из го­ро­да при­шли некие лю­ди и, по­кло­нив­шись свя­то­му, го­во­рят ему: “Гос­по­дин, ес­ли бы ты был в го­ро­де, не слу­чи­лось бы трех без­вин­ных смер­тей. Ведь пра­ви­тель[10], по­лу­чив взят­ку, при­ка­зал усечь ме­чом трех му­жей. И весь го­род нема­ло опе­ча­лен тем,что те­бя не бы­ло там”.
6. Услы­шав это, свя­тей­ший епи­скоп огор­чил­ся. И тот­час, по­звав стра­ти­ла­тов, устре­мил­ся он вме­сте с ни­ми в го­род. Ока­зав­шись в ме­сте под на­зва­ни­ем “Лев”, спро­сил он при­сут­ству­ю­щих о тех, ко­му вы­нес­ли при­го­вор, жи­вы ли еще они. Те ска­за­ли, что они еще жи­вы и на­хо­дят­ся на пло­ща­ди у так на­зы­ва­е­мых Ди­о­с­ку­ров. За­тем, дой­дя до мар­ти­рия свя­тых Кри­с­кен­та и Ди­о­ско­ри­да[11] и сно­ва спро­сив, он узнал, что они уже долж­ны вый­ти из во­рот. А ко­гда он ока­зал­ся у во­рот, те, кто был там, ска­за­ли ему, что ве­дут их в Вир­ру (это ведь бы­ло обыч­ное ме­сто каз­ни и умерщ­вле­ния).
7. И тот­час по­бе­жав, на­шел он там боль­шую тол­пу и спе­ку­ля­то­ра[12], ко­то­рый дер­жал в ру­ке меч, чтобы каз­нить их, и ожи­дал при­хо­да свя­то­го. И вот, по­дой­дя, свя­той муж уви­дел трех му­жей, ко­то­рым вы­нес­ли при­го­вор, с ли­ца­ми, за­вя­зан­ны­ми су­да­ра­ми, при­к­ло­нив­ших ко­ле­на и вы­тя­нув­ших шеи для усе­че­ния. Тут же, под­бе­жав и вы­рвав у спе­ку­ля­то­ра меч, свя­той от­бро­сил его прочь. Осво­бо­див от пут, он по­вел их в го­род, ска­зав: “Я го­тов уме­реть вме­сто этих неви­нов­ных”[13]. Но ни­кто из во­ин­ско­го от­ря­да не от­ва­жил­ся про­ти­во­стать или про­ти­во­ре­чить ему, зная его лю­бовь к Бо­гу и дерз­но­вен­ность. Ибо ис­тин­но сло­во Пи­са­ния: “Пра­вед­ный, как лев, уве­рен”[14].
8. И при­дя к пре­то­рию, по­сту­чал он в две­ри. А пра­ви­тель Ев­ста­фий, услы­шав от сво­е­го экс­ку­ви­то­ра[15] о при­хо­де свя­то­го, вы­бе­жал и по­кло­нил­ся ему. Но тот от­стра­нил его, на­зы­вая его по­до­ба­ю­щи­ми име­на­ми: свя­то­тат­цем и кро­во­пий­цей, без­за­кон­ни­ком и вра­гом Бо­жи­им, и го­во­ря, что «не имея стра­ха Бо­жи­его и уби­вая невин­ных, бес­стыд­но вы­шел ты мне на­встре­чу. По­это­му, за та­кие устро­ен­ные то­бою злые де­ла, не по­ща­жу я те­бя. “Ибо к строп­ти­вым строп­ти­вые пу­ти по­сы­ла­ет Бог”[16]. Узна­ет о те­бе бла­го­че­сти­вей­ший им­пе­ра­тор, как ты пра­вил, а вер­нее, гра­бил эту про­вин­цию, без за­ко­на и су­да каз­ня лю­дей ра­ди ко­ры­сто­лю­бия и дур­ной вы­го­ды».
9. Пра­ви­тель же стал ко­ле­но­пре­кло­нен­но умо­лять его: “Не гне­вай­ся ни­сколь­ко на ме­ня, от­че гос­по­дине. Знай, что не я ви­но­ват, но пер­вые лю­ди го­ро­да, Ев­док­сий и Си­мо­нид, ко­то­рые вы­дви­ну­ли про­тив них об­ви­не­ние”. А епи­скоп го­во­рит ему: “Не Ев­док­сий и Си­мо­нид, но, го­во­ря по прав­де, Хри­са­фий и Ар­ги­рий[17] сво­и­ми день­га­ми убе­ди­ли те­бя пой­ти на это”. Ведь он знал, что тот по­лу­чил две­сти литр[18] зо­ло­та за то, чтобы пре­дать их [то есть невин­ных] злой смер­ти. Лишь по­сле дол­гих просьб стра­ти­ла­тов пре­по­доб­ный муж от­пу­стил пра­ви­те­лю его грех, про­стив его за неспра­вед­ли­вый по­сту­пок по от­но­ше­нию к трем вы­ше­ука­зан­ным му­жам.
10. А стра­ти­ла­ты, от­ку­шав со свя­тей­шим епи­ско­пом, по­про­си­ли его со­вер­шить мо­лит­ву о них. Взяв же у него бла­го­сло­ве­ние и по­про­щав­шись с ним, уплы­ли они от­ту­да. До­стиг­ли они Фри­гии и уми­ро­тво­ри­ли те ме­ста, убрав из их сре­ды всех бун­тов­щи­ков и мя­теж­ни­ков. И да­ро­вав оте­че­ству мир, воз­вра­ти­лись они в счаст­ли­вей­ший Кон­стан­ти­но­поль. Там им бы­ла устро­е­на пыш­ная встре­ча та­мош­ни­ми во­и­на­ми и сол­да­та­ми и по­чти всем се­на­том, слов­но с три­ум­фом[19] и тро­фе­я­ми. По­кло­нив­шись им­пе­ра­то­ру, они воз­ве­сти­ли ему о ми­ре и бы­ли во двор­це в ве­ли­ком по­че­те.
11. За­висть к ним по­се­лил диа­вол у та­мош­них стра­ти­ла­тов, и те убе­ди­ли пре­фек­та Аб­ла­бия[20], что они зло­умыш­ля­ют про­тив им­пе­рии, ли­це­мер­но и ко­вар­но го­во­ря о ми­ре. “Но ес­ли они улу­чат вре­мя, то­гда станет яв­на их зло­ба. По­это­му луч­ше вы­рвать их ко­вар­ство из на­шей мир­ной сре­ды. Вот по­ве­да­ли мы те­бе это, чтобы при­слу­ша­лись вы рас­суд­ком к этой ве­щи и чтобы тай­но, преж­де чем они узна­ют, до­нес ты об этом вла­ды­ке все­лен­ной, дабы им ско­рее по­гиб­нуть без вся­ко­го мя­те­жа”. Ска­зав это, они по­обе­ща­ли ему так­же дать да­ры, ты­ся­чу семь­сот литр зо­ло­та.
12. Услы­шав это и за­клю­чив с ни­ми уго­вор о да­рах, пре­фект вхо­дит к им­пе­ра­то­ру и го­во­рит: “Вла­ды­ка са­мо­дер­жец, по­сколь­ку ты бла­го­че­сти­во и хри­сто­лю­би­во управ­ля­ешь им­пе­ри­ей и вся все­лен­ная пре­бы­ва­ет в ми­ре во вре­ме­на ва­ше­го спо­кой­ствия, то диа­вол, по­за­ви­до­вав та­ко­му бла­гу, вос­ста­вил про­тив нас внут­рен­них вра­гов. Во­шел ведь он в серд­ца стра­ти­ла­тов, от­пра­вив­ших­ся во Фри­гию и вер­нув­ших­ся об­рат­но, и они со­ста­ви­ли за­го­вор про­тив тво­ей вла­сти, чтобы вос­стать про­тив ва­шей пре­бы­ва­ю­щей в ми­ре им­пе­рии, обе­щая со­брав­шим­ся к ним для это­го сто­рон­ни­кам про­дви­же­ние по чи­нам, по­дар­ки и мно­же­ство де­нег. И вот про­тив­ник и враг на­ше­го ми­ра диа­вол веч­но стре­мит­ся со­вер­шить та­кое через сво­их под­руч­ных, но че­ло­ве­ко­лю­би­вый Бог, По­кро­ви­тель ва­ше­го бла­го­че­сти­во­го цар­ство­ва­ния, за­бо­тя­щий­ся обо всем че­ло­ве­че­ском ро­де, не по­пустил это­му де­лу дол­го скры­вать­ся, но вло­жил в серд­ца неко­то­рых зна­ю­щих об этой ве­щи прий­ти ко мне и до­ве­рить мне суть де­ла. Я же, узнав об этом, не смог про­мол­чать, пред­ви­дя ка­ру от Бо­га и смерть от ва­ше­го гне­ва, но до­нес об этом ва­шей бо­же­ствен­ней­шей гла­ве, чтобы вы разо­бра­лись со всем пред­став­лен­ным вам”.
13. А им­пе­ра­тор, услы­шав это и осо­бен­но то, что про­тив него и его цар­ства вы­на­ши­ва­ет­ся за­го­вор, силь­но раз­гне­вал­ся. И ре­шив, что пре­фект го­во­рит прав­ду, при­ка­зал он тот­час и неза­мед­ли­тель­но, без вся­ко­го рас­сле­до­ва­ния бро­сить их в око­вах в тем­ни­цу; ведь слу­чи­лось ему, по Бо­жи­е­му про­мыс­лу, за­ни­мать­ся в те дни неот­лож­ны­ми де­ла­ми.
14. А по про­ше­ствии неко­то­ро­го вре­ме­ни окле­ве­тав­шие их вра­ги ис­ти­ны при­хо­дят к пре­фек­ту, неся с со­бой и обе­щан­ные день­ги, и по­буж­да­ют его убить их: “За­чем вы поз­во­ли­ли до­жить им до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни, а не каз­ни­ли, толь­ко схва­тив их? Ведь в та­ком по­ло­же­нии они, да­же на­хо­дясь в тюрь­ме, мо­гут быть от­пу­ще­ны и оправ­да­ны ста­ра­ни­ем ка­ких-ни­будь сво­их дру­зей, и то­гда мы впу­стую ста­ра­лись, ра­дея о ми­ре”.
15. Пре­фект, сму­щен­ный ими, во­шел к им­пе­ра­то­ру с та­ки­ми сло­ва­ми: “Вла­ды­ка, поз­во­ли­ли мы по­ка жить этим пре­ступ­ни­кам, зло­умыш­ляв­шим про­тив тво­ей вла­сти. И вот, они не пре­кра­ти­ли печь­ся об этом, имея со­общ­ни­ков сна­ру­жи, как я точ­но узнал”. Им­пе­ра­тор, услы­шав, что и бу­дучи под стра­жей, они все еще умыш­ля­ют про­тив него, при­ка­зал но­чью усечь их ме­чом. То­гда пре­фект, вер­нув­шись к се­бе, по­слал к ка­пи­кла­рию[21] со­об­щить, что “трех му­жей, ко­то­рых ты дер­жишь в тем­ни­це, от­правь ко мне для каз­ни этой но­чью”.
16. Ка­пи­кла­рий Ила­ри­он, услы­шав это, очень огор­чил­ся и со сле­за­ми ска­зал им: “По­чтен­ные му­жи и гос­по­да мои, страх мной вла­де­ет и бо­язнь, и тре­пе­щу я из-за ва­ше­го де­ла и сты­жусь ска­зать вам, но нуж­да за­став­ля­ет ме­ня объ­явить это вам. Ес­ли б я толь­ко не знал вас! По­это­му я еще боль­ше стра­даю и скорб­лю, го­во­ря с ва­ми, о том, что мы уже раз­лу­ча­ем­ся друг с дру­гом, ибо вас при­ка­за­но каз­нить этой но­чью. Так что ес­ли есть у вас ка­кие-то мыс­ли от­но­си­тель­но ка­са­ю­щих­ся вас дел, то ре­шай­те и го­товь­тесь, ведь объ­яв­лен­ное мне пре­фек­том я со­об­щил вам”.
17. Они же, услы­шав это, горь­ко за­пла­ка­ли, разо­дра­ли свои одеж­ды, ста­ли рвать на се­бе во­ло­сы и, по­сы­пав го­ло­ву пеп­лом, вос­клик­ну­ли, пла­ча и недо­уме­вая неждан­ной смер­ти: “Что это за ви­на на­ша, что за пре­ступ­ле­ние, что так вне­зап­но умрем мы без су­да, не при­гла­шен­ные ни на рас­сле­до­ва­ние, ни на до­прос, слов­но ка­кие-то зло­деи?”.
18. А Непо­ти­ан, один из них, вспом­нив о том, что сде­лал свя­той Ни­ко­лай, епи­скоп го­ро­да Ми­ры, и то, как спас он трех му­жей, долж­ных уже уме­реть, ска­зал со скор­бью, со мно­же­ством слез и сте­на­ний: “Гос­по­ди Бо­же ра­ба Тво­е­го Ни­ко­лая, по­ща­ди нас по ве­ли­ко­му Тво­е­му бла­го­у­тро­бию и по мо­лит­ве до­стой­но­го Тво­е­го слу­жи­те­ля Ни­ко­лая и, как со­тво­рил Ты через него ми­лость тем трем му­жам, без­вин­но осуж­ден­ным, и из­ба­вил их от смер­ти, так и ныне спа­си нас, скло­нив­шись к мо­лит­вам это­го свя­то­го Тво­е­го иерея. Ведь мы ве­рим, что ес­ли те­лом он и не здесь, но ду­хом здесь и, гля­дя на на­шу ду­шев­ную скорбь и боль, сам по­про­сит Твою бла­гость за нас”.
19. И вос­клик­ну­ли они все вме­сте: “Свя­той Ни­ко­лай, хоть ты и да­ле­ко от нас, но мо­лит­ва на­ша да бу­дет близ­ко к те­бе, и по­про­си че­ло­ве­ко­лю­би­во­го Бо­га за нас, ведь Он ис­пол­нит же­ла­ние бо­я­щих­ся Его[22] и вон­мет мо­лит­ве их, дабы, из­ба­вив­шись по тво­е­му пред­ста­тель­ству от на­вис­шей над на­ми опас­но­сти, спо­до­би­лись мы лич­но прий­ти и по­кло­нить­ся тво­ей свя­то­сти, от­че пре­п­ро­слав­лен­ный”. Ска­зав это слов­но од­ни­ми уста­ми, все трое по­мо­ли­лись Бо­гу, не от­ча­и­ва­ясь спо­до­бить­ся по­мо­щи и за­ступ­ле­ния свы­ше.
20. И по ми­ло­сти Бо­га, всех ми­лу­ю­ще­го, ищу­щих Его от все­го серд­ца быст­ро за­щи­ща­ю­ще­го, сла­вя­щих Его веч­но про­слав­ля­ю­ще­го и ни­щих ду­хом спа­са­ю­ще­го, свя­той Ни­ко­лай этой но­чью явил­ся им­пе­ра­то­ру и го­во­рит ему: “Кон­стан­тин, встань и осво­бо­ди трех стра­ти­ла­тов, ко­то­рых ты дер­жишь в тем­ни­це, по­то­му что они бро­ше­ны ту­да неспра­вед­ли­во. Ес­ли же ты ослу­ша­ешь­ся ме­ня, то разо­жгу я в Дирра­хии[23] вой­ну про­тив те­бя, а те­ло твое от­дам в пи­щу зве­рям и пти­цам, устро­ив те­бе встре­чу с Ве­ли­ким Ца­рем Хри­стом”. То­гда ска­зал им­пе­ра­тор: “Кто ты та­кой и как во­шел сю­да, в мой дво­рец, в этот час?”. И ска­зал ему го­лос: “Я Ни­ко­лай, греш­ный епи­скоп, жи­ву­щий в мит­ро­по­лии Мир Ли­кий­ских”. Так ска­зав, он уда­лил­ся.
21. Пой­дя даль­ше, явил­ся он пре­фек­ту и го­во­рит ему: “Аб­ла­бий, по­вре­див­ший­ся умом и рас­суд­ком, встань и от­пу­сти трех стра­ти­ла­тов, ко­то­рых ты дер­жишь в тем­ни­це и хо­чешь каз­нить из-за сво­е­го среб­ро­лю­бия. Ес­ли же ты не за­хо­чешь от­пу­стить их, то я устрою те­бе встре­чу с Ве­ли­ким Ца­рем Хри­стом и, впав в тя­же­лую бо­лезнь, ты ста­нешь пи­щей для чер­вей, а весь дом твой по­гибнет злой смер­тью”. Го­во­рит пре­фект: “Кто же ты, что го­во­ришь та­кое?”. А тот ска­зал: “Я Ни­ко­лай, греш­ный епи­скоп Мир­ской мит­ро­по­лии”. Так ска­зав, он уда­лил­ся.
22. Проснув­шись, им­пе­ра­тор зо­вет сво­е­го про­то­кур­со­ра[24] и го­во­рит ему: “Сту­пай, со­об­щи пре­фек­ту ви­ден­ное мною, ведь то-то и то-то ви­дел я во сне”. По­доб­ным же об­ра­зом и пре­фект по­сы­ла­ет сво­е­го кур­со­ра со­об­щить ви­ден­ное им им­пе­ра­то­ру. Итак, с на­ступ­ле­ни­ем утра при­ка­зал им­пе­ра­тор, чтобы пред­ста­ли они [стра­ти­ла­ты] пе­ред ним в при­сут­ствии се­на­та и пре­фек­та.
23. Ко­гда же те пред­ста­ли, ска­зал им им­пе­ра­тор: “Го­во­ри­те мне, при по­мо­щи ка­ко­го вол­шеб­ства по­сла­ли вы нам та­кие сны?”. А те мол­ча­ли. Лишь спро­шен­ные вновь, по вто­ро­му ра­зу, от­ве­ти­ли они через Непо­ти­а­на: “Вла­ды­ка са­мо­дер­жец, мы вол­шеб­ства не зна­ем, но ес­ли ока­за­лось, что мы за­ни­ма­лись та­ким или за­мыш­ля­ли в уме ка­кое дру­гое зло про­тив тво­ей вла­сти, то­гда под­па­да­ем, вла­ды­ка, смерт­но­му при­го­во­ру”.
24. Го­во­рит им им­пе­ра­тор: “Зна­е­те вы неко­е­го че­ло­ве­ка по име­ни Ни­ко­лай?”. А те, услы­шав имя Ни­ко­лая, об­ра­до­ва­лись и ска­за­ли: “Гос­по­ди Бо­же свя­то­го Ни­ко­лая, спас­ший то­гда через него долж­ных без­вин­но уме­реть, и ныне из­бавь нас от гро­зя­щих нам зол, ведь мы неви­нов­ны”. Сно­ва го­во­рит им­пе­ра­тор: “Ска­жи­те мне, кто этот Ни­ко­лай, и не род­ствен­ник ли он вам?”. То­гда Непо­ти­ан от­ве­тил, и кто тот та­кой, как дей­ству­ет, что со­вер­шил у них на гла­зах и как спас от смер­ти трех му­жей, по­ве­дал он ему, и что “мы те­перь, вла­ды­ка, в та­кой на­шей нуж­де и скор­би воз­зва­ли к его свя­тым мо­лит­вам и по­про­си­ли за­сту­пить­ся за нас пе­ред че­ло­ве­ко­лю­би­вым Бо­гом”.
25. Го­во­рит то­гда им­пе­ра­тор: «Вот вы сво­бод­ны, и бла­го­да­ри­те это­го му­жа, ведь это не я да­ро­вал вам жизнь, но Бог и тот Ни­ко­лай, ко­то­ро­го вы при­зва­ли. Так что от­прав­ляй­тесь те­перь ту­да, остри­ги­те во­ло­сы, ко­то­рые отрас­ти­ли в тюрь­ме[25], по­бла­го­да­ри­те его и ска­жи­те ему от ме­ня: “Вот ис­пол­нил я твое по­ве­ле­ние — не гу­би ме­ня, но мо­лись за ме­ня и мое цар­ство и за мир во все­лен­ной, хо­да­тай­ствуя пе­ред Бо­гом, Вла­ды­кой всех и За­щит­ни­ком”». И дал он им по­дар­ки: зо­ло­тое Еван­ге­лие, два зо­ло­тых под­свеч­ни­ка и еще один зо­ло­той со­суд, укра­шен­ный дра­го­цен­ны­ми кам­ня­ми, чтобы они от­нес­ли их это­му свя­то­му му­жу вме­сте с его пись­мом.
26. И вот, взяв их, эти му­жи при­бы­ли в Ли­кию и, по­кло­нив­шись ему свя­ти­те­лю Ни­ко­лаю, рас­ска­за­ли о слу­чив­шем­ся с ни­ми, пе­ре­да­ли ему им­пе­ра­тор­ское пись­мо и дра­го­цен­но­сти, остриг­ли во­ло­сы и ода­ри­ли ни­щих из сво­их средств. По­ра­до­вал­ся же за них и свя­той Ни­ко­лай, бла­го­сло­вил их и от­пу­стил их с пись­ма­ми и бла­го­сло­ве­ни­я­ми. Так вот по­мо­лив­шись и по­про­щав­шись с ним, эти три му­жа воз­вра­ти­лись с ли­ко­ва­ни­ем об­рат­но, про­слав­ляя за свое уди­ви­тель­ное спа­се­ние че­ло­ве­ко­лю­би­во­го Бо­га, Ко­то­ро­му сла­ва и дер­жа­ва во ве­ки ве­ков, аминь.
Пе­ре­вод с гре­че­ско­го А. Ви­но­гра­до­ва
Аль­ма­нах “Аль­фа и Оме­га”, № 32, 2002

При­ме­ча­ния
[1] Эн­ко­мий (греч.) — по­хваль­ное сло­во.
[2] Фа­сты (лат.) — ка­лен­дар­ные спис­ки.
[3] Anrich G. Hagios Nikolaos, I. Leipzig, 1913. S. 67–77.
[4] См. Бу­га­ев­ский А. В., ар­хи­манд­рит Вла­ди­мир (Зо­рин). Свя­ти­тель Ни­ко­лай, ар­хи­епи­скоп Мир­ли­кий­ский, Ве­ли­кий Чу­до­тво­рец. М., 2001.
[5] Та­и­фа­лы упо­ми­на­ют­ся в ис­то­ри­че­ских ис­точ­ни­ках вре­мен пе­ре­се­ле­ния на­ро­дов как со­се­ди го­тов. Они вна­ча­ле жи­ли в Да­кии на Ду­нае, а за­тем во вре­ме­на им­пе­ра­то­ра Фе­о­до­сия под на­по­ром гун­нов пе­ре­шли вме­сте с го­та­ми через Ду­най. Неод­но­крат­но упо­ми­на­ют­ся рим­ские вспо­мо­га­тель­ные вой­ска, со­став­лен­ные из та­и­фа­лов. Хо­тя ис­то­ри­че­ские ис­точ­ни­ки не упо­ми­на­ют о та­и­фа­лах в Ма­лой Азии, но ча­сто на­зы­ва­ют их на­ря­ду с го­та­ми и тер­вин­га­ми, и по­это­му они мо­гут быть со­при­чис­ле­ны к гот­ским пле­ме­нам. На­сколь­ко зна­чи­тель­ной бы­ла гот­ская ко­ло­ния во Фри­гии по­сле пе­ре­се­ле­ния в 386 го­ду, по­ка­зы­ва­ет то об­сто­я­тель­ство, что боль­шое гот­ское вос­ста­ние под ру­ко­вод­ством Три­би­гиль­да на­ча­лось имен­но там, а так­же то, что еще сто­ле­тия спу­стя упо­треб­ля­лись обо­зна­че­ния го­то­грек и Го­то­гре­ция.
[6] Име­на Непо­ти­а­на и Ур­са ис­то­рич­ны. Фла­вий По­пи­лий Непо­ти­ан — сын По­пи­лия Ва­рия Непо­ти­а­на, кон­су­ла 301 г. В 314 г. Фла­вий Непо­ти­ан же­нил­ся на Ев­тро­пии, cест­ре же­ны Кон­стан­ти­на, и стал кон­су­лом в 336 г. Фла­вий Урс был кон­су­лом в 338 г. Ни­ка­ких све­де­ний о Гер­пи­ли­оне не со­хра­ни­лось.
[7] Ан­дри­а­ка — круп­ней­ший порт на юге Ма­лой Азии, рас­по­ло­жен­ный в трех ки­ло­мет­рах от го­ро­да Мир. Порт был рас­по­ло­жен в очень удоб­ной га­ва­ни, вы­тя­нув­шей­ся меж­ду двух гор­ных хреб­тов в сто­ро­ну Мир (на се­ве­ро-во­сток). В Ан­дри­ак­ском пор­ту на­хо­ди­лось несколь­ко при­ча­лов, огром­ное зер­но­хра­ни­ли­ще (гра­на­рий), по­стро­ен­ное при им­пе­ра­то­ре Адри­ане, ка­мен­ные ци­стер­ны, ак­ве­дук, несколь­ко хра­мов и це­лый ряд дру­гих по­стро­ек.
[8] Пла­ко­ма — пло­щадь в Ан­дри­ак­ском пор­ту, по­кры­тая пли­та­ми ( pl£koi), на ко­то­рой в древ­но­сти рас­по­ла­гал­ся ры­нок.
[9] Стра­ти­ла­ты — од­но из выс­ших во­ин­ских зва­ний в ви­зан­тий­ской ар­мии, при­бли­зи­тель­но со­от­вет­ству­ю­щее на­ше­му ге­не­ра­лу.
[10] В “Эн­ко­мии Ме­фо­дия” этот пра­ви­тель на­зван на­мест­ни­ком ди­о­це­за Азия.
[11] Му­че­ник Кри­с­кент (па­мять 13/26 ап­ре­ля) по­стра­дал в Ми­рах в 258–259 гг. при Ва­ле­ри­ане и Гал­ли­ене, а му­че­ник Ди­о­ско­рид (па­мять 13/26 ок­тяб­ря) там же в 250–251 гг. при Де­кии.
[12] Спе­ку­ля­тор — млад­ший офи­цер­ский чин в рим­ской ар­мии. Спе­ку­ля­то­ры при­во­ди­ли обыч­но в ис­пол­не­ние су­деб­ные при­го­во­ры.
[14] Притч 28:1; в Си­нод. пер.: Пра­вед­ник стал, как лев.
[15] Экс­ку­ви­тор — страж­ник рим­ско­го ма­ги­стра­та.
[16] Притч 21:8; в Си­нод. пер.: Пре­вра­тен путь че­ло­ве­ка раз­вра­щен­но­го.
[17] То есть зо­ло­то и се­реб­ро.
[18] Лит­ра — рим­ская ме­ра ве­са, рав­ная 327,45 г.
[19] С 71 г. три­ум­фом на­граж­да­лись толь­ко им­пе­ра­то­ры. По­след­ним пол­ко­вод­цем, по­лу­чив­шим три­умф, был сын им­пе­ра­то­ра Вес­па­си­а­на Тит, впо­след­ствии сам став­ший им­пе­ра­то­ром — за взя­тие Иеру­са­ли­ма в 70 г.
[20] Фла­вий Аб­ла­бий — все­мо­гу­щий фа­во­рит им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на, бли­жай­ший его со­вет­ник и до­ве­рен­ное ли­цо, имев­ший огром­ное вли­я­ние на ца­ря. В 315 г. Аб­ла­бий стал ви­ка­ри­ем Ита­лии и при­нял кре­ще­ние из ка­рьер­ных со­об­ра­же­ний. В 331 г. он был кон­су­лом, а с 329 по 337 гг., до смер­ти Кон­стан­ти­на, пре­фек­том пре­то­рия Во­сто­ка. Аб­ла­бий из­ве­стен как мсти­тель­ный и ко­вар­ный пра­ви­тель. Жерт­вой его ме­сти меж­ду 330 и 332 гг. стал из­вест­ный фило­соф Со­патр. По­сле смер­ти им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на в 337 г. Аб­ла­бий был сме­щен со сво­е­го по­ста и уда­лил­ся в свое по­ме­стье в Вифи­нии, где жил как част­ное ли­цо и про­дол­жал пле­сти ин­три­ги. В 338 г. он был убит там по при­ка­зу им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ция.
[21] Ка­пи­кла­рий — на­чаль­ник тю­рем­ной стра­жи.
[22] Пс.144:19; в Си­нод. пер.: же­ла­ние бо­я­щих­ся Его Он ис­пол­ня­ет.
[23] Дирра­хий (совр. Дур­рес) — пор­то­вый го­род на тер­ри­то­рии совр. Ал­ба­нии.
[24] Про­то­кур­сор — наи­бо­лее при­бли­жен­ный к им­пе­ра­то­ру го­нец.
[25] Рим­ские чи­нов­ни­ки но­си­ли ко­рот­кую стриж­ку




Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

К смыслу праздника Крещения Господня погружение в прорубь не имеет ровно никакого отношения!

4 ноября - праздник Казанской иконы Божией Матери

За щорічною традицією пропонуємо перегляд фільму «Дрібний дощ» авторства пономаря нашого храму, режисера та актора, Народного артиста України Георгія Делієва