К основному контенту

САЙТ ХРАМА РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА С.КУРИЛОВКА

САЙТ ХРАМА РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА С.КУРИЛОВКА

С Праздником Святого Пророка Илии!



Житие Пророка Илии Фесвитянина

При­сту­пая к из­ло­же­нию жи­тия свя­то­го Илии, Бо­го­вид­ца и слав­но­го рев­ни­те­ля по Бо­ге, без­за­кон­ных ца­рей об­ли­чи­те­ля, от­сту­пив­ших от Бо­га лю­дей на­ка­за­те­ля, лож­ных про­ро­ков каз­ни­те­ля, див­но­го чу­до­твор­ца, ко­то­ро­му по­ви­но­ва­лись сти­хии, ко­то­ро­го слу­ша­ло небо, ве­ли­ко­го угод­ни­ка Бо­жия, до сих пор пре­бы­ва­ю­ще­го во пло­ти и име­ю­ще­го прид­ти на зем­лю пред Вто­рым При­ше­стви­ем Хри­сто­вым, – для бо­лее яс­но­го и силь­но­го до­ка­за­тель­ства рев­но­сти его, ко­то­рою он по­рев­но­вал по Гос­по­де Бо­ге, в крат­ких сло­вах пред­ло­жим те со­бы­тия, ко­то­рые слу­чи­лись преж­де него.
Из­древ­ле из­бран­ные лю­ди Бо­жии, от две­на­дца­ти сы­но­вей Из­ра­и­ля раз­мно­жив­ши­е­ся в две­на­дцать пле­мен, на­зы­ва­е­мых ко­ле­на­ми, со­став­ля­ли од­но цар­ство, управ­ля­е­мое нераз­дель­но и еди­но­власт­но од­ним во­ждем, на­чи­ная от Мо­и­сея и Иису­са На­ви­на и про­чих су­дей Из­ра­иль­ских до ца­рей Да­ви­да и Со­ло­мо­на[1]. Ко­гда же по смер­ти Со­ло­мо­на на цар­ство всту­пил сын его Ро­во­ам и ко­гда он в управ­ле­нии цар­ством, не сле­дуя, по мо­ло­до­сти сво­ей, со­ве­там опыт­ных стар­цев, а слу­шая по­доб­ных се­бе юно­шей, ока­зал­ся тя­же­лым для под­дан­ных сво­их, ибо отя­го­щал их чрез­мер­ны­ми на­ло­га­ми и ра­бо­та­ми, же­сто­ко на­ка­зы­вал их, да­же неред­ко от­прав­лял в ссыл­ки; то­гда де­сять ко­лен от­ло­жи­лись от него и из­бра­ли се­бе в ца­ри дру­го­го, по име­ни Иеро­воама. Иеро­во­вам преж­де был ра­бом Со­ло­мо­на. Од­на­жды Со­ло­мон хо­тел пре­дать его смер­ти за неко­то­рую с его сто­ро­ны ви­ну, но Иеро­во­ам убе­жал в Еги­пет, где и про­был до смер­ти Со­ло­мо­на[2]. По смер­ти же Со­ло­мо­на он воз­вра­тил­ся в зем­лю Из­ра­иль­скую и был из­бран ца­рем ко­ле­на­ми из­ра­иль­ски­ми, от­ло­жив­ши­ми­ся от Ро­воама. Ро­во­ам, сын Со­ло­мо­нов, цар­ство­вал в Иеру­са­ли­ме над дву­мя толь­ко ко­ле­на­ми – Иуди­ным и Ве­ни­а­ми­но­вым; Иеро­во­ам же, раб Со­ло­мо­нов, цар­ство­вал над де­ся­тью ко­ле­на­ми Из­ра­иль­ски­ми, про­жи­вая в го­ро­де Си­ки­ме[3], ко­то­рый им был вос­ста­нов­лен и воз­об­нов­лен, так как до это­го вре­ме­ни был в раз­ру­ше­нии. Остав­ши­е­ся вер­ны­ми сы­ну Со­ло­мо­но­ву два ко­ле­на бы­ли на­зва­ны цар­ством Иудей­ским; а де­сять ко­лен, пе­ре­шед­шие к ра­бу Со­ло­мо­но­ву, со­ста­ви­ли цар­ство Из­ра­иль­ское.
Но так как ко­ле­на Из­ра­иле­вы, хо­тя и раз­де­ли­лись на два цар­ства, од­на­ко все вме­сте слу­жи­ли од­но­му Бо­гу, со­тво­рив­ше­му небо и зем­лю, ибо не мог­ли иметь ни дру­го­го хра­ма, кро­ме Иеру­са­лим­ско­го, по­стро­ен­но­го Со­ло­мо­ном, ни дру­гих свя­щен­ни­ков, кро­ме по­став­лен­ных Бо­гом; по­это­му во вся­кое вре­мя из цар­ства Из­ра­иль­ско­го лю­ди во мно­же­стве хо­ди­ли в Иеру­са­лим для по­кло­не­ния и жерт­во­при­но­ше­ния Гос­по­ду Бо­гу сво­е­му. Ви­дя это, Иеро­во­ам, царь Из­ра­иль­ский, на­чал бес­по­ко­ить­ся, го­во­ря:
– Ес­ли эти лю­ди все­гда так бу­дут хо­дить в Иеру­са­лим для по­кло­не­ния Бо­гу, то за­хо­тят опять пе­рей­ти к пер­во­му сво­е­му ца­рю, сы­ну Со­ло­мо­но­ву, а ме­ня убьют.
Раз­мыш­ляя об этом, он на­чал отыс­ки­вать сред­ства, как бы от­вра­тить из­ра­иль­тян от Иеру­са­ли­ма, чтобы они не хо­ди­ли в Иеру­са­лим. И на­ду­мал он преж­де все­го от­вра­тить их от Бо­га.
– Невоз­мож­но, – ска­зал он, – оста­вить им Иеру­са­лим, ес­ли сна­ча­ла они не оста­вят Бо­га.
Зная же, что на­род тот, из­ра­иль­тяне, лег­ко скло­нен к идо­ло­по­клон­ству и ко вся­ко­му нечи­сто­му без­за­ко­нию, Иеро­во­ам при­ду­мал для их бо­го­от­ступ­ле­ния та­кую ко­вар­ную хит­рость. Он вы­лил из зо­ло­та двух мо­ло­дых те­лиц, по­доб­но то­му, как древ­ние из­ра­иль­тяне, по вы­хо­де сво­ем из Егип­та, из­ва­я­ли се­бе в пу­стыне зо­ло­то­го тель­ца, ко­то­ро­му и по­кло­ня­лись вме­сто ис­тин­но­го Бо­га (Исх.32 гл.). Со­звав к се­бе весь на­род из­ра­иль­ский и ука­зы­вая со­брав­шим­ся на тех двух те­лиц, Иеро­во­ам ска­зал:
– Из­ра­иль! это – бо­ги твои, ко­то­рые вы­ве­ли те­бя из зем­ли Еги­пет­ской. Не хо­ди­те бо­лее в Иеру­са­лим, а сим бо­гам по­кло­няй­тесь.
И по­ста­вил он тех те­лиц в раз­лич­ных ме­стах: од­ну в Ве­фи­ле, а дру­гую в Дане[4], по­стро­ив для них пре­крас­ные хра­мы, уста­но­вив в честь их празд­не­ства и мно­гие жерт­во­при­но­ше­ния и на­зна­чив для них жре­цов; и да­же сам ис­пол­нял обя­зан­но­сти жре­ца. Для боль­ше­го со­блаз­на гре­хо­лю­би­вых лю­дей Иеро­во­ам при­ка­зал, чтобы при тех вы­ли­тых из зо­ло­та те­ли­це­об­раз­ных идо­лах в дни уста­нов­лен­ных в честь их празд­ни­ков со­вер­ша­лись вся­кие без­за­ко­ния.
Так нече­сти­вый царь ра­ди вре­мен­но­го цар­ство­ва­ния и сам от­пал от Бо­га, и все де­сять ко­лен Из­ра­иле­вых от­вра­тил от Него. По­сле это­го ца­ря и дру­гие ца­ри Из­ра­иль­ские со все­ми под­дан­ны­ми сво­и­ми дер­жа­лись то­го же нече­сти­во­го идо­ло­по­клон­ства, как то­му на­учи­лись и при­вык­ли при Иеро­во­аме.
Пре­ми­ло­сер­дый же Гос­подь, не остав­ля­ю­щий и оста­вив­ших Его лю­дей, но по Сво­ей бла­го­сти ищу­щий их об­ра­ще­ния, по­сы­лал к из­ра­иль­тя­нам Сво­их свя­тых про­ро­ков, чтобы они об­ли­ча­ли за­блуж­де­ния их и уве­ще­ва­ли их, из­ба­вив­шись от диа­воль­ских се­тей, воз­вра­тить­ся опять к бла­го­че­сти­во­му по­чи­та­нию ис­тин­но­го Бо­га. Меж­ду про­ро­ка­ми, в раз­ные вре­ме­на по­сы­ла­е­мы­ми Бо­гом к Из­ра­и­лю, был по­слан и ве­ли­кий из про­ро­ков, свя­той Илия, о жиз­ни ко­то­ро­го и пред­сто­ит нам сло­во.
По до­сто­вер­ным ска­за­ни­ям, ро­ди­ной свя­то­го про­ро­ка Бо­жия Илии бы­ла стра­на Га­ла­ад­ская, по ту сто­ро­ну Иор­да­на[5], по­гра­нич­ная Ара­вии; го­род же, в ко­то­ром ро­дил­ся он, на­зы­вал­ся Фе­свит, от­че­го Илия и про­зван Фе­сви­тя­ни­ном[6]. Про­ис­хо­дил Илия из ро­да Ааро­но­ва, от от­ца, по име­ни Са­ва­ха. Рож­де­ние Илии бы­ло озна­ме­но­ва­но ви­де­ни­ем его от­цу. В то са­мое вре­мя, ко­гда мать Илии рож­да­ла его, Са­вах уви­дел бла­го­об­раз­ных му­жей, ко­то­рые раз­го­ва­ри­ва­ли с мла­ден­цем, пе­ле­на­ли его ог­нем и кор­ми­ли его, вла­гая в уста его пла­мень ог­нен­ный. Устра­шен­ный та­ким ви­де­ни­ем, Са­вах по­шел в Иеру­са­лим и рас­ска­зал о ви­де­нии свя­щен­ни­кам. То­гда один из них, муж про­зор­ли­вый, ска­зал Са­ва­ху:
– Не бой­ся ви­де­ния от­но­си­тель­но тво­е­го сы­на, но знай, что мла­де­нец тот бу­дет со­су­дом бла­го­да­ти Бо­жи­ей: сло­во его бу­дет как огонь, силь­но и дей­ствен­но, бу­дет ве­ли­ка и рев­ность его по Гос­по­де, и жизнь его бу­дет бла­го­угод­на Бо­гу, и бу­дет су­дить он Из­ра­и­ля ору­жи­ем и ог­нем.
Та­ко­во бы­ло при рож­де­нии Илии зна­ме­ние и пред­ска­за­ние о нем, ука­зы­ва­ю­щее на то, ка­ким он бу­дет, ко­гда воз­му­жа­ет. Вос­пи­та­ние и обу­че­ние свое Илия, как про­ис­хо­дя­щий из свя­щен­ни­че­ско­го ро­да, по­лу­чил меж­ду свя­щен­ни­ка­ми; с са­мых юных лет пре­дав­ши се­бя Бо­гу, воз­лю­бил он дев­ствен­ную чи­сто­ту, в ко­то­рой пре­бы­вал, как Ан­гел Бо­жий, непо­роч­ный пред Бо­гом, чи­стый ду­шой и те­лом. Лю­бя же раз­мыш­лять о Бо­ге, он ча­сто уда­лял­ся для без­мол­вия в пу­стын­ные ме­ста, где по­дол­гу бе­се­до­вал на­едине с Бо­гом в теп­лой к Нему мо­лит­ве, пы­лая к Нему, как Се­ра­фим[7], пла­мен­ною лю­бо­вью. И сам Илия был лю­бим Бо­гом, так как Бог лю­бит лю­бя­щих Его. Илия спо­доб­лял­ся ми­ло­сти­вой бе­се­ды с Бо­гом и, вслед­ствие сво­ей рав­но­ан­гель­ской жиз­ни, при­об­рел к Нему ве­ли­кое дерз­но­ве­ние: всё, что про­сил Илия у Бо­га, он по­лу­чал, как об­рет­ший пред Ним бла­го­во­ле­ние. Слы­ша же и ви­дя, с од­ной сто­ро­ны, со­вер­ша­ю­щи­е­ся в раз­вра­щен­ном Из­ра­и­ле без­за­ко­ния: ца­рей – пре­бы­ва­ю­щи­ми в бо­го­про­тив­ном нече­стии, су­дей и ста­рей­шин – по­сту­па­ю­щи­ми не по прав­де, на­род – слу­жа­щим мер­зо­стям идоль­ским и кос­не­ю­щим во вся­ких ду­хов­ных и те­лес­ных по­ро­ках без стра­ха и бо­яз­ни Бо­га, при­но­ся­щим сы­но­вей и до­че­рей сво­их в жерт­ву бе­сам; а с дру­гой, – рев­ност­ных чти­те­лей ис­тин­но­го Бо­га пре­тер­пе­ва­ю­щи­ми вся­че­ские при­тес­не­ния и го­не­ния, да­же до смер­ти – о всём этом про­рок Бо­жий силь­но бо­лел серд­цем: он то опла­ки­вал по­ги­бель столь бес­чис­лен­но­го мно­же­ства душ че­ло­ве­че­ских, то се­то­вал на же­сто­кое го­не­ние пра­вед­ных; осо­бен­но же он скор­бел и стра­дал ду­шою о бес­че­стии, на­но­си­мом ис­тин­но­му Бо­гу со сто­ро­ны нече­сти­вых лю­дей, и всё бо­лее и бо­лее ис­пол­нял­ся рев­но­стью о сла­ве Бо­жи­ей. Преж­де все­го Илия мо­лил Бо­га, дабы об­ра­тил Он греш­ни­ков к по­ка­я­нию. Но так как Бог тре­бу­ет от греш­ных лю­дей доб­ро­воль­но­го об­ра­ще­ния, а в оже­сто­чен­ных серд­цем из­ра­иль­тя­нах не бы­ло та­ко­го стрем­ле­ния к доб­ру, то про­рок Илия, силь­но возрев­но­вав о сла­ве Бо­жи­ей и о спа­се­нии лю­дей, про­сил Бо­га на­ка­зать из­ра­иль­тян вре­мен­но, чтобы хо­тя та­ким сред­ством от­вра­тить их от нече­стия. Но зная в то же вре­мя, что Гос­подь, по Сво­е­му че­ло­ве­ко­лю­бию и дол­го­тер­пе­нию, не скор к на­ка­за­нию, Илия, по ве­ли­кой сво­ей рев­но­сти о Нем, осме­лил­ся про­сить Бо­га по­ве­леть ему, Илии, на­ка­зать за­ко­но­пре­ступ­ни­ков, в той мыс­ли, что не об­ра­тят­ся ли они к по­ка­я­нию, ко­гда бу­дут на­ка­за­ны че­ло­ве­ком. И неот­ступ­но про­сил о сем Илия Бо­га, по­ка не по­лу­чил про­си­мое от все­щед­ро­го Гос­по­да: пре­ми­ло­сти­вый Гос­подь, как ча­до­лю­би­вый отец, не хо­тел опе­ча­лить лю­би­мо­го слу­гу Сво­е­го, сы­новне Ему слу­жа­ще­го и да­же са­мой ма­лой Его за­по­ве­ди не на­ру­шив­ше­го; но так как Илия во всём был по­слу­шен Ему и ни­ко­гда ни­чем не про­гне­вал Его, то Он и вни­мал про­ше­ни­ям и мо­лит­вам вер­но­го ра­ба Сво­е­го, не опе­ча­ли­вая его неис­пол­не­ни­ем их.
В то вре­мя в Из­ра­и­ле цар­ство­вал без­за­кон­ный царь Ахав, имея столь­ным го­ро­дом сво­им Са­ма­рию (этот го­род был уже тре­тьей сто­ли­цей цар­ства Из­ра­иль­ско­го: пер­вою сто­ли­цей был Си­хем, в ко­лене Еф­ре­мо­вом, вто­рой – Ферс, в ко­лене Ма­нас­си­и­ном, тре­тье – Са­ма­рия, опять в Еф­ре­мо­вом ко­лене). Ахав же­нил­ся на Ие­за­ве­ли, до­че­ри ца­ря Си­дон­ско­го Еф­ва­а­ла. Ие­за­вель как языч­ни­ца при­нес­ла с со­бой в но­вое оте­че­ство свое идо­ла Си­дон­ско­го, бо­га Ва­а­ла[8]. Ахав же по­стро­ил для него в Са­ма­рии ка­пи­ще и по­ста­вил там жерт­вен­ник ему, сам по­кло­нял­ся Ва­а­лу как бо­гу и всех из­ра­иль­тян при­нуж­дал кла­нять­ся се­му идо­лу. Чрез это он вско­ре до край­но­сти раз­вил в сво­ем цар­стве идо­ло­по­клон­ство, чем бо­лее всех ца­рей, цар­ство­вав­ших до него над Из­ра­и­лем, про­гне­вал Гос­по­да Бо­га Выш­не­го. И вот к это­му-то ца­рю и при­шел про­рок Бо­жий Илия, ис­пол­нен­ный рев­но­сти по Бо­ге, и об­ли­чал его в за­блуж­де­нии, – что он, оста­вив­ши Бо­га Из­ра­иле­ва, сам кла­ня­ет­ся бе­сам и вме­сте с со­бой весь на­род свой вле­чет к по­ги­бе­ли. Ви­дя же, что царь не слу­ша­ет его уве­ща­ний, свя­той про­рок к сло­вам при­ло­жил де­ло, пре­дав на­ка­за­нию ца­ря – бо­го­про­тив­ни­ка и под­дан­ных его. Он ска­зал:
– Жив Гос­подь Бог все­мо­гу­щий, Бог Из­ра­илев, пред Ко­то­рым я стою[9], – ес­ли в эти го­ды бу­дет на зем­лю ро­са или дождь, то не ина­че, как толь­ко по мо­е­му сло­ву.
Ска­зав­ши это, Илия ушел от Аха­ва, и, по сло­ву про­ро­ка, небо за­клю­чи­лось и на­ста­ла за­су­ха: ни од­на кап­ля до­ждя или ро­сы не упа­ла на зем­лю. Вслед­ствие за­су­хи был пол­ный неуро­жай хле­бов, и на­сту­пил го­лод. Ибо, ко­гда со­гре­ша­ет один царь, и на всех под­дан­ных гнев Бо­жий при­хо­дит (как и преж­де вслед­ствие гре­хо­па­де­ния од­но­го Да­ви­да стра­да­ло всё цар­ство[10]). Про­рок же Бо­жий Илия ожи­дал, что Ахав, царь Из­ра­иль­ский, бу­дучи на­ка­зан, со­зна­ет свое за­блуж­де­ние, об­ра­тит­ся к Бо­гу с по­ка­я­ни­ем, а вме­сте с со­бой об­ра­тит на путь ис­тин­ный и раз­вра­щен­ный им на­род. Но ко­гда свя­той Илия уви­дал, что Ахав, по­доб­но фа­ра­о­ну, оста­ет­ся оже­сто­чен­ным, не толь­ко не ду­ма­ет оста­вить нече­стие, но, на­обо­рот, бо­лее и бо­лее по­гру­жа­ет­ся в без­дну зла, пре­сле­ду­ет и да­же уби­ва­ет лю­дей, бла­го­уго­жда­ю­щих Бо­гу сво­ею жиз­нью, то про­дол­жил на­ка­за­ние на дру­гой и на тре­тий год. В это вре­мя ис­пол­ни­лось сло­во пер­во­го Бо­го­вид­ца, свя­то­го про­ро­ка Мо­и­сея, ска­зан­ное Из­ра­и­лю:
– Бу­дет небо над то­бою ме­дью, а зем­ля под то­бою же­ле­зом (Втор.28:23); по­то­му что при за­клю­чив­шем­ся небе зем­ля не име­ла вла­ги[11] и не да­ва­ла ни­ка­ко­го пло­да.
Так как воз­дух был все­гда зно­ен, и вся­кий день от па­ля­ще­го солн­ца сто­я­ла силь­ная жа­ра, то все де­ре­вья, цве­ты и тра­ва за­вя­ли, – пло­ды по­гиб­ли, са­ды, ни­вы, по­ля сде­ла­лись со­вер­шен­но пу­сты, и не бы­ло на них ни па­ха­ря, ни се­я­те­ля. Во­да в ис­точ­ни­ках ис­сяк­ла, ма­лые ре­ки и по­то­ки со­всем вы­сох­ли, а в боль­ших ре­ках ко­ли­че­ство во­ды умень­ши­лось, вся зем­ля сде­ла­лось без­вод­ной и су­хой, и уми­ра­ли от го­ло­да лю­ди, скот и пти­цы. Та­кое на­ка­за­ние по­стиг­ло не толь­ко Из­ра­иль­ское цар­ство, но и окрест­ные стра­ны. Ибо ко­гда в го­ро­де за­го­рит­ся один дом, по­жар рас­про­стра­ня­ет­ся и на со­сед­ние до­ма. Так слу­чи­лось и в под­не­бес­ной: один на­род из­ра­иль­ский на­влек на се­бя гнев Бо­жий, а стра­да­ла вся все­лен­ная. Но всё сие про­изо­шло не столь­ко от гне­ва Бо­жия, сколь­ко по рев­но­сти о сла­ве Бо­жи­ей про­ро­ка Илии. Ибо пре­ми­ло­сер­дый и че­ло­ве­ко­лю­би­вый Гос­подь, по без­мер­ной бла­го­сти Сво­ей, ви­дя бед­ствие лю­дей и ги­бель вся­ких жи­вот­ных, уже го­тов был по­слать дождь на зем­лю, но Он удер­жал­ся от се­го, чтобы ис­пол­нить ре­ше­ние Илии и чтобы не ока­за­лись лож­ны­ми сло­ва про­ро­ка:
– Жив Гос­подь, – от се­го вре­ме­ни не упа­дет на зем­лю дождь или ро­са, раз­ве толь­ко по мо­е­му сло­ву.
Ска­зав­ший же это на­столь­ко был объ­ят рев­но­стью по Бо­ге, что и се­бя не ща­дил, ибо знал, что, ко­гда ис­то­щит­ся на зем­ле за­пас пи­щи, и ему, как и всем лю­дям, пред­сто­ит тер­петь го­лод. Но он пре­не­бре­гал этим, ибо пред­по­чи­тал луч­ше уме­реть от го­ло­да, неже­ли по­ми­ло­вать нерас­ка­ян­ных греш­ни­ков, враж­ду­ю­щих про­тив Бо­га.
Что же тво­рит все­бла­гой Бог? Он по­сы­ла­ет про­ро­ка Илию в неко­то­рое уеди­нен­ное ме­сто, да­ле­кое от жи­лищ че­ло­ве­че­ских, го­во­ря:
– Иди на во­сток и скрой­ся у по­то­ка Хо­ра­фа[12], что про­тив Иор­да­на. Из это­го по­то­ка ты бу­дешь пить, а во­ро­нам Я по­ве­лел кор­мить те­бя там (3Цар.17:3-4).
Сде­лал же сие Гос­подь для то­го, чтобы из­ба­вить Илию от уби­е­ния его Ие­за­ве­лью, чтобы Илия не по­гиб от го­ло­да и чтобы по­сред­ством во­ро­нов и Хо­раф­ско­го по­то­ка воз­бу­дить в Илии со­стра­да­ние к лю­дям, стра­да­ю­щим и по­ги­ба­ю­щим от го­ло­да и жаж­ды. Во­ро­ны в срав­не­нии с дру­ги­ми пти­ца­ми об­ла­да­ют осо­бен­ным свой­ством (Пс.146:9): они очень про­жор­ли­вы и не име­ют ни­ка­ко­го чув­ства жа­ло­сти да­же к птен­цам сво­им, ибо во­рон лишь толь­ко вы­ве­дет птен­цов сво­их, по­ки­да­ет их в гнез­де, уле­тая в дру­гое ме­сто и об­ре­кая птен­цов на смерть от го­ло­да. Толь­ко Про­мысл Бо­жий, пе­ку­щий­ся о каж­дой тва­ри, спа­са­ет их от смер­ти: в рот к ним са­ми со­бой при­ле­та­ют му­хи, ко­то­рых птен­цы и про­гла­ты­ва­ют. И вся­кий раз, ко­гда во­ро­ны, по по­ве­ле­нию Бо­жию, при­ле­тая каж­дый день к про­ро­ку, при­но­си­ли ему пи­щу, – утром хлеб, а ве­че­ром мя­со, со­весть в Илии, – этот внут­рен­ний в че­ло­ве­ке го­лос Бо­жий, – взы­ва­ла к его серд­цу:
– Смот­ри, во­ро­ны, бу­дучи по при­ро­де ди­ки­ми, ла­ко­мы­ми, про­жор­ли­вы­ми, не лю­бя­щи­ми сво­их птен­цов, как за­бо­тят­ся о тво­ем про­пи­та­нии: са­ми го­лод­ны, а те­бе при­но­сят пи­щу. Ты же, сам че­ло­век, не име­ешь со­стра­да­ния к лю­дям, и не толь­ко лю­дей, но и скот и птиц хо­чешь умо­рить го­ло­дом.
Так­же, ко­гда чрез неко­то­рое вре­мя уви­дал про­рок по­ток вы­сох­шим, Бог ска­зал ему:
– Вре­мя уже по­ми­ло­вать му­чи­мую тварь и по­слать ей дождь, чтобы и те­бе са­мо­му не уме­реть от жаж­ды.
Но рев­ни­тель Бо­жий кре­пил­ся, – на­про­тив, он мо­лил Бо­га, чтобы не бы­ло до­ждя до тех пор, по­ка бу­дут на­ка­за­ны еще не на­ка­зан­ные, и по­ка по­гиб­нут на зем­ле все вра­ги Бо­жии. То­гда опять Гос­подь, пре­муд­ро скло­няя Сво­е­го ра­ба к ми­ло­сер­дию, по­слал его в Са­реп­ту Си­дон­скую[13], на­хо­див­шу­ю­ся не под вла­стью ца­ря Из­ра­иль­ско­го, к бед­ной вдо­ве, чтобы он раз­мыс­лил в се­бе, ка­кое бед­ствие на­нес он не толь­ко лю­дям бо­га­тым и со­сто­я­щим в су­пру­же­стве, но и бед­ным вдо­вам, ко­то­рые не толь­ко во вре­мя го­ло­да, но и в го­ды уро­жа­ев хле­ба и вся­ко­го зем­но­го оби­лия ча­сто не име­ют днев­но­го про­пи­та­ния. Про­рок, при­шед­ши к во­ро­там это­го го­ро­да, уви­дал вдо­ву, несу­щую дро­ва, не бо­лее двух по­ле­ньев; ибо у ней в кад­ке бы­ла од­на толь­ко горсть му­ки и немно­го мас­ла в кув­шине. Так как Илия был му­чим го­ло­дом, то он по­про­сил у вдо­вы ку­сок хле­ба. Вдо­ви­ца же, по­ве­дав­ши ему о сво­ей край­ней бед­но­сти в по­след­нее вре­мя, ска­за­ла, что она хо­чет для се­бя и для сво­е­го сы­на из остав­шей­ся у нее му­ки при­го­то­вить в по­след­ний раз обед, а по­том им пред­сто­ит уме­реть от го­ло­да. Че­ло­век Бо­жий мог бы этим уми­лить­ся и сжа­лить­ся над все­ми бед­ны­ми вдо­ва­ми, стра­да­ю­щи­ми от го­ло­да; но ве­ли­кая рев­ность по Бо­ге, по­беж­да­ла всё, и он не ока­зы­вал ни­ка­ко­го ми­ло­сер­дия к по­ги­ба­ю­щей тва­ри, же­лая про­сла­вить Твор­ца и по­ка­зать всей все­лен­ной Его все­мо­гу­щую си­лу. Имея же от Бо­га, по ве­ре сво­ей, дар чу­до­тво­ре­ния, Илия со­тво­рил так, что му­ка и мас­ло в до­ме вдо­ви­цы оста­ва­лись неис­то­щи­мы; и он был пи­та­ем вдо­ви­цей до тех пор, по­ка пре­кра­тил­ся го­лод. Про­рок и умер­ше­го сы­на вдо­ви­цы вос­кре­сил мо­лит­вою, со­еди­нен­ною с трое­крат­ным ду­но­ве­ни­ем на умер­ше­го, как о том на­пи­са­но в Сло­ве Бо­жи­ем. Су­ще­ству­ет ска­за­ние об этом вос­кре­шен­ном сыне вдо­ви­цы, что имя ему бы­ло Иона, что имен­но он, при­дя в воз­раст, спо­до­бил­ся про­ро­че­ско­го да­ра, был по­слан в Ни­не­вию про­по­ве­до­вать по­ка­я­ние; бу­дучи же по­гло­щен в мо­ре ки­том и чрез три дня вы­бро­шен им, про­об­ра­зо­вал со­бою три­днев­ное Хри­сто­во Вос­кре­се­ние, как в про­ро­че­ской кни­ге и в жи­тии его[14] по­дроб­но по­вест­ву­ет­ся. По про­ше­ствии трех без­дож­д­ли­вых и го­лод­ных лет все­бла­гой Бог, ви­дя со­зда­ние Свое со­вер­шен­но уни­что­жа­ю­щим­ся на зем­ле от го­ло­да, уми­ло­сер­дил­ся и ска­зал ра­бу Сво­е­му Илии:
– Пой­ди, явись Аха­ву; Я хо­чу по­ми­ло­вать тво­ре­ние Свое и по тво­е­му сло­ву по­слать дождь на вы­сох­шую зем­лю, на­по­ить ее и сде­лать пло­до­нос­ною. Ахав уже скло­ня­ет­ся к по­ка­я­нию, ищет те­бя и го­тов по­слу­шать­ся те­бя во всём, что ты при­ка­жешь ему.
Про­рок тот­час же из Са­реп­ты Си­дон­ской от­пра­вил­ся в Са­ма­рию, столь­ный го­род Из­ра­иль­ско­го цар­ства. У ца­ря Аха­ва был в то вре­мя до­мо­пра­ви­те­лем некто Ав­дий, вер­ный слу­га ему и че­ло­век бо­го­бо­яз­нен­ный. Он скрыл от уби­е­ния Ие­за­ве­лью сто про­ро­ков Гос­под­них, по­ме­стив их в двух пе­ще­рах, по пя­ти­де­ся­ти в каж­дой, и пи­тал их хле­бом и во­дой. При­звав к се­бе это­го до­мо­пра­ви­те­ля, царь Ахав (еще до при­хо­да к нему Илии) по­слал его по­ис­кать при вы­сох­ших по­то­ках тра­вы, чтобы бы­ло чем про­кор­мить уже немно­гих остав­ших­ся в жи­вых ко­ней и дру­гой скот. Лишь толь­ко Ав­дий вы­шел из го­ро­да, то встре­тил свя­то­го про­ро­ка Илию, по­кло­нил­ся ему до зем­ли и ска­зал, что Ахав тща­тель­но ис­кал его во всём цар­стве сво­ем. Свя­той Илия от­ве­чал Ав­дию:
– По­ди, ска­жи гос­по­ди­ну сво­е­му: вот я, Илия, иду к нему.
Ав­дий от­ка­зы­вал­ся, го­во­ря:
– Бо­юсь, как бы, ко­гда я пой­ду от те­бя, Дух Гос­по­день не пе­ре­нес те­бя в дру­гую стра­ну, и я ока­жусь то­гда лже­цом пред гос­по­ди­ном сво­им, и он, раз­гне­вав­шись на ме­ня, убьет ме­ня.
Илия от­ве­чал:
– Жив Гос­подь сил, пред Ко­то­рым я пред­стою! се­го­дня же я по­ка­жусь Аха­ву!
Ав­дий во­ро­тил­ся и ска­зал ца­рю. Ахав по­спе­шил вый­ти на­встре­чу че­ло­ве­ку Бо­жию. Ко­гда же он уви­дал Илию, то от за­та­ен­ной в нем зло­бы к про­ро­ку не мог удер­жать­ся от же­сто­ко­го сло­ва и ска­зал Илии:
– Ты ли это, раз­вра­ща­ю­щий Из­ра­и­ля?
Про­рок же Бо­жий без­бо­яз­нен­но от­ве­чал Аха­ву:
– Не я раз­вра­щаю Из­ра­и­ля, а ты и дом от­ца тво­е­го, оста­вив­шие Гос­по­да Бо­га сво­е­го и по­чи­та­ю­щие сквер­но­го Ва­а­ла.
По­сле се­го про­рок Бо­жий, как име­ю­щий в се­бе си­лу по­мо­щи Бо­же­ствен­ной, на­чал со вла­стью при­ка­зы­вать ца­рю, го­во­ря:
– Немед­лен­но по­шли и со­бе­ри ко мне на го­ру Кар­мил[15] все де­сять ко­лен Из­ра­иле­вых, при­ве­ди че­ты­ре­ста пять­де­сят нече­сти­вых про­ро­ков, слу­жа­щих дру­гим идо­лам на го­рах вы­со­ких и в ро­щах[16], пи­та­ю­щих­ся от сто­ла Ие­за­ве­ли; пусть они всту­пят в спор со мною о Бо­ге, и уви­дим, ко­то­рый есть Бог ис­тин­ный.
Тот­час же царь, разо­слав гон­цов по всей зем­ле Из­ра­иль­ской, со­брал бес­чис­лен­ное мно­же­ство на­ро­да, и всех нече­сти­вых про­ро­ков и жре­цов со­звал на го­ру Кар­мил, и сам ту­да при­шел.
То­гда рев­ни­тель Бо­жий Илия, став­ши пред со­брав­ши­ми­ся, об­ра­тил­ся к ца­рю и ко все­му Из­ра­иль­ско­му на­ро­ду с та­ки­ми сло­ва­ми:
– Дол­го ли вы бу­де­те хро­мать на оба ко­ле­на ва­ши? Ес­ли Гос­подь Бог, вы­вед­ший вас ру­кою креп­кою из Егип­та, есть Бог, то по­че­му не сле­ду­е­те Ему? Ес­ли же Ва­ал есть бог ваш, то иди­те за ним.
На­род мол­чал, да и не мог что-ни­будь от­ве­тить, ибо вся­кий из­ра­иль­тя­нин сво­ею со­ве­стью был об­ли­ча­ем в за­блуж­де­нии. То­гда Илия про­дол­жал:
– Вот что: чтобы вам ныне по­знать ис­тин­но­го Бо­га, де­лай­те то, что я бу­ду при­ка­зы­вать вам. Вы ви­ди­те, что я толь­ко один во всем Из­ра­и­ле остал­ся про­ро­ком Гос­под­ним; всех же дру­гих про­ро­ков вы уби­ли; ви­ди­те так­же, сколь мно­го здесь про­ро­ков Ва­а­ло­вых. Итак, дай­те нам двух тель­цов для жерт­во­при­но­ше­ния, од­но­го мне, а дру­го­го жре­цам Ва­а­ло­вым; но ог­ня не на­до нам. На чью жерт­ву с неба спа­дет огонь и по­па­лит ее, бог то­го и есть ис­тин­ный Бог, и все долж­ны по­кло­нить­ся Ему, а не при­зна­ю­щие Его пусть бу­дут пре­да­ны смер­ти.
Вы­слу­шав эти сло­ва, весь на­род одоб­рил ре­ше­ние про­ро­ка Бо­жия и ска­зал:
– Пусть бу­дет так; сло­во твое хо­ро­шо.
Ко­гда же в сре­ди­ну со­бра­ния бы­ли при­ве­де­ны тель­цы, свя­той Илия ска­зал нече­сти­вым про­ро­кам Ва­а­ло­вым:
– Вы­бе­ри­те се­бе од­но­го тель­ца, и вы пер­вые при­го­товь­те жерт­ву, ибо вас мно­го, а я один, и при­го­тов­лю по­сле. По­ло­жив же на дро­ва тель­ца, ог­ня не воз­жи­гай­те, но мо­ли­тесь ва­ше­му бо­гу Ва­а­лу, чтобы он с неба по­слал огонь и сжег ва­шу жерт­ву.
Бес­стыд­ные про­ро­ки так и по­сту­пи­ли. Бро­сив жре­бий, они взя­ли тель­ца, раз­де­ли­ли его на ча­сти, по­ло­жи­ли их на жерт­вен­ник по­верх дров и на­ча­ли мо­лит­ся Ва­а­лу сво­е­му, чтобы он по­слал огонь на жерт­ву их. Они при­зы­ва­ли имя его с утра до по­лу­дня, кри­ча:
– По­слу­шай нас, Ва­ал, по­слу­шай!
Но не бы­ло ни го­ло­са, ни от­ве­та. При­ня­лись они ска­кать во­круг жерт­вен­ни­ка, но всё на­прас­но. В пол­день про­рок Бо­жий по­сме­ял­ся над ни­ми:
– Кри­чи­те гром­че, – го­во­рил он, – чтобы бог ваш услы­хал вас; долж­но быть, он сей­час несво­бо­ден: или за­нят чем-ни­будь, или с кем бе­се­ду­ет, или пи­ру­ет, или уснул[17]; кри­чи­те как мож­но гром­че, чтобы раз­бу­дить его.
Лже­про­ро­ки гром­ким го­ло­сом зва­ли Ва­а­ла и по обы­чаю сво­е­му ко­ло­ли се­бя но­жа­ми, а дру­гие би­ли се­бя би­ча­ми до кро­ви. Пред на­ступ­ле­ни­ем ве­че­ра свя­той Илия Фе­сви­тя­нин ска­зал им:
– За­мол­чи­те и пе­ре­стань­те; уже вре­мя быть мо­ей жерт­ве.
По­чи­та­те­ли Ва­а­ла пе­ре­ста­ли. То­гда Илия, об­ра­тясь к на­ро­ду, ска­зал:
– По­дой­ди­те ко мне!
Все по­до­шли к нему. Про­рок взял две­на­дцать кам­ней по чис­лу ко­лен Из­ра­иле­вых, по­стро­ил из них жерт­вен­ник Гос­по­ду, за­тем, по­ло­жив на жерт­вен­ник дро­ва, раз­де­лил тель­ца на ча­сти, по­ло­жил их на дро­ва, во­круг жерт­вен­ни­ка вы­ко­пал ров и при­ка­зал лю­дям, чтобы они, взяв че­ты­ре вед­ра, ли­ли во­ду на жерт­ву и на дро­ва; так и сде­ла­ли. Илия при­ка­зал по­вто­рить; по­вто­ри­ли. При­ка­зал в тре­тий раз сде­лать то же, и сде­ла­ли. Во­да по­ли­лась во­круг жерт­вен­ни­ка, и ров на­пол­нил­ся во­дой. И возо­пил Илия к Бо­гу, об­ра­тив взор свой к небу, го­во­ря:
– Гос­по­ди Бо­же Ав­ра­амов, Иса­а­ков и Иа­ко­влев! Услышь ныне ме­ня, ра­ба Тво­е­го, и по­шли с неба огонь на жерт­ву, чтобы все сии лю­ди ныне по­зна­ли, что Ты един Бог Из­ра­илев, а я – раб Твой и Те­бе при­нес жерт­ву сию! Услышь ме­ня, Гос­по­ди, от­веть мне ог­нем, чтобы серд­ца лю­дей сих об­ра­ти­лись к Те­бе.
И упал от Гос­по­да с неба огонь[18] и уни­что­жил всё со­жи­га­е­мое, – и дро­ва, и кам­ни, и зо­лу, и да­же во­ду, ко­то­рая бы­ла во рву, – всё ис­тре­бил огонь. При ви­де это­го весь на­род пал ли­цом на зем­лю[19], взы­вая:
– Во­ис­ти­ну Гос­подь есть Бог един, и нет дру­го­го Бо­га, кро­ме Него!
Илия ска­зал на­ро­ду:
– За­дер­жи­те про­ро­ков Ва­а­ло­вых, чтобы ни один из них не убе­жал.
На­род ис­пол­нил его при­ка­за­ние, и Илия от­вел их к по­то­ку Кис­со­ну, впа­да­ю­ще­му сво­и­ми во­да­ми в Ве­ли­кое мо­ре[20]. Там он сво­и­ми ру­ка­ми за­ко­лол их[21] и нече­сти­вые тру­пы их бро­сил в во­ду, чтобы зем­ля не осквер­ни­лась ими и чтобы воз­дух не за­ра­жал­ся смра­дом от них. По­сле это­го свя­той Илия ве­лел ца­рю Аха­ву ско­рее пить и есть и за­пря­гать ко­ней в ко­лес­ни­цу, чтобы от­пра­вить­ся в путь, по­то­му что ско­ро пой­дет боль­шой дождь, ко­то­рый омо­чит всё. Ко­гда Ахав сел есть и пить, Илия взо­шел на го­ру Кар­мил. На­кло­нив­шись к зем­ле, он по­ло­жил ли­цо свое меж­ду ко­ле­на­ми сво­и­ми и мо­лил­ся Бо­гу о нис­по­сла­нии до­ждя на зем­лю. Тот­час же по мо­лит­ве его как бы клю­чом от­верз­лись небе­са и вы­пал боль­шой дождь, ко­то­рый омо­чил всех и жаж­ду­щую зем­лю обиль­но на­по­ил. То­гда Ахав, со­знав свое за­блуж­де­ние, на пу­ти в Са­ма­рию опла­ки­вал гре­хи свои. Свя­той же Илия, опо­я­сав чрес­ла свои, пе­ший шел впе­ре­ди его, ра­ду­ясь о сла­ве Гос­по­да Бо­га сво­е­го.
Нече­сти­вая ца­ри­ца, же­на Аха­ва, Ие­за­вель, узнав­ши о всём про­ис­шед­шем, страш­но раз­гне­ва­лась на Илию за по­губ­ле­ние ее бес­стыд­ных про­ро­ков и, кля­нясь сво­и­ми бо­га­ми, по­сла­ла ска­зать ему, что на зав­траш­ний день, в тот са­мый час, в ко­то­рый Илия убил про­ро­ков Ва­а­ла, она убьет его. Свя­той Илия устра­шил­ся смер­ти, ибо был че­ло­век со все­ми свой­ствен­ны­ми лю­дям немо­ща­ми, как и ска­за­но о нем: «Илия был че­ло­век по­доб­ный нам (Иак.5:17). Из-за угроз Ие­за­ве­ли он бе­жал в Вир­са­вию[22], в цар­ство Иудей­ское, и по­шел в пу­сты­ню один. Про­шед­ши пу­сты­нею один день, он сел под мож­же­ве­ло­вым ку­стом от­дох­нуть. Тер­за­е­мый пе­ча­лью, он стал про­сить у Бо­га смер­ти се­бе, го­во­ря:
– Гос­по­ди! до­воль­но для ме­ня, что я до сих пор жил на зем­ле; возь­ми те­перь ду­шу мою; уже­ли я луч­ше от­цов мо­их?!
Про­рок ска­зал так не вслед­ствие скор­би от го­не­ния на него, но как рев­ни­тель Бо­жий, не тер­пя­щий зло­бы че­ло­ве­че­ской, бес­че­стия Бо­жия и по­но­ше­ния пре­свя­то­го име­ни Гос­под­ня: для него лег­че бы­ло уме­реть, чем слы­шать и ви­деть без­за­кон­ных, пре­зи­ра­ю­щих и от­вер­га­ю­щих Бо­га сво­е­го. С та­кою мо­лит­вою на устах Илия лег и уснул под де­ре­вом. И вот ка­са­ет­ся его Ан­гел Гос­по­день, го­во­ря:
– Встань, ешь и пей.
Под­няв­шись, Илия уви­дал у сво­е­го из­го­ло­вья теп­лый опрес­нок и кув­шин во­ды, встал, по­ел, на­пил­ся во­ды и опять уснул. Ан­гел Гос­по­день вто­рич­но кос­нул­ся его, го­во­ря:
– Встань, ешь и пей, ибо те­бе пред­сто­ит да­ле­кий путь.
Илия, встав­ши, еще по­ел, на­пил­ся во­ды и под­кре­пив­шись этою пи­щею, шел со­рок дней и со­рок но­чей до го­ры Бо­жи­ей Хо­ри­ва[23], где по­се­лил­ся в пе­ще­ре. Здесь со­бе­сед­ни­ком ему был Сам Гос­подь Бог, Ко­то­рый явил­ся ему в лег­ком вет­ре, ти­хо ду­ю­щем в чи­стом воз­ду­хе. Ко­гда при­бли­жал­ся к нему Гос­подь, пред­ше­ство­ва­ли страш­ные зна­ме­ния Его яв­ле­ния: сна­ча­ла бы­ла силь­ная бу­ря, раз­ру­ша­ю­щая го­ры и раз­би­ва­ю­щая ска­лы, по­том шел огонь, но в огне не бы­ло Гос­по­да; по­сле ог­ня ве­я­ние лег­ко­го вет­ра; тут и был Гос­подь[24]. Ко­гда Илия услы­шал про­хож­де­ние Гос­по­да, он за­крыл ли­цо свое пла­щом и, вы­шед­ши из пе­ще­ры, встал око­ло нее. Он услы­хал Гос­по­да, го­во­ря­ще­го ему:
– Что ты здесь де­ла­ешь, Илия?
Илия от­ве­тил:
– Рев­нуя возрев­но­вал я о Те­бе, Гос­по­де Все­дер­жи­те­ле, ибо сы­ны Из­ра­иле­вы оста­ви­ли за­вет Твой, жерт­вен­ни­ки Твои раз­ру­ши­ли и про­ро­ков Тво­их уби­ли ме­чом; остал­ся я один, но мо­ей ду­ши ищут, чтобы от­нять ее.
Гос­подь же, уте­шая Илию в пе­ча­ли его, от­крыл ему, что не весь Из­ра­иль­ский на­род от­сту­пил от Него, но Он име­ет семь ты­сяч тай­ных ра­бов Сво­их, ко­то­рые не пре­кло­ня­ли ко­лен сво­их пред Ва­а­лом. Вме­сте с тем Гос­подь воз­ве­стил Илии о пред­сто­я­щей в ско­ром вре­ме­ни по­ги­бе­ли Аха­ва и Ие­за­ве­ли и все­го до­ма их, и по­ве­лел Илии пред­на­зна­чить на Из­ра­иль­ское цар­ство неко­то­ро­го до­стой­но­го му­жа, по име­ни Ииуя, ко­то­рый и имел ис­тре­бить весь род Аха­вов, а Ели­сея – по­ма­зать во про­ро­ка[25].Так, уте­шив ра­ба Сво­е­го, Гос­подь ото­шел от него. Угод­ник же Бо­жий по по­ве­ле­нию Гос­под­ню ушел от Хо­ри­ва, по пу­ти встре­тил Ели­сея, сы­на Са­фа­то­ва, па­шу­щим зем­лю две­на­дца­тью па­ра­ми во­лов; воз­ло­жив на него свой плащ, свя­той Илия объ­явил ему во­лю Гос­под­ню, на­рек его про­ро­ком и при­ка­зал ему ид­ти за со­бою. Ели­сей же ска­зал Илии:
– Умо­ляю те­бя, от­пу­сти ме­ня на ко­рот­кое вре­мя про­сить­ся с от­цом и ма­те­рью мо­и­ми, и то­гда я пой­ду за то­бою.
Свя­той Илия не вос­пре­пят­ство­вал это­му. Ели­сей же, при­шед­ши до­мой, за­ко­лол па­ру во­лов, на ко­то­рых сам па­хал, устро­ил уго­ще­ние со­се­дям и род­ствен­ни­кам, а за­тем, про­стив­шись с ро­ди­те­ля­ми, ушел к Илии и всю­ду сле­до­вал за ним, бу­дучи для него слу­гой и его уче­ни­ком.
В это вре­мя царь Ахав под вли­я­ни­ем сво­ей нече­сти­вой же­ны Ие­за­ве­ли к преж­ним без­за­ко­ни­ям при­ба­вил но­вое, сле­ду­ю­щее. У од­но­го из­ра­иль­тя­ни­на, по име­ни На­ву­фея, был ви­но­град­ник близ вла­де­ния ца­ря Аха­ва в Са­ма­рии. Ахав пред­ло­жил На­ву­фею:
– Усту­пи мне твой ви­но­град­ник, чтобы он слу­жил для ме­ня са­дом, ибо он на­хо­дит­ся близ мо­е­го двор­ца. Те­бе же я дам дру­гой, мно­го луч­ше это­го; а ес­ли те­бе это не угод­но бу­дет, то день­га­ми за­пла­чу те­бе за твой ви­но­град­ник.
На­ву­фей от­ве­чал:
– Со­хра­ни ме­ня Гос­подь, чтобы я от­дал те­бе на­сле­дие мо­их пред­ков[26].
Ахав воз­вра­тил­ся в дом свой, сму­щен­ный и оскорб­лен­ный от­ве­том На­ву­фея, и от до­са­ды не мог есть хле­ба. Ие­за­вель же, узнав при­чи­ну пе­ча­ли его, по­сме­я­лась над ним, го­во­ря:
– Уже­ли та­ко­ва твоя, царь Из­ра­илев, власть, что да­же на од­ном че­ло­ве­ке ты не си­лен про­явить свою во­лю? Но пе­ре­стань пе­ча­лить­ся, ешь хлеб и по­до­жди немно­го вре­ме­ни: я са­ма от­дам те­бе в ру­ки ви­но­град­ник На­ву­фея.
Ска­зав­ши это, она на­пи­са­ла от име­ни ца­ря при­ка­за­ние ста­рей­шим граж­да­нам из­ра­иль­ским и при­ло­жи­ла к нему цар­скую пе­чать. На­пи­са­но же бы­ло, чтобы они воз­ве­ли на На­ву­фея лож­ное об­ви­не­ние, буд­то он зло­сло­вил Бо­га и ца­ря, и, пред­ста­вив­ши лже­сви­де­те­лей, по­би­ли бы его за го­ро­дом кам­ня­ми. И со­вер­ши­лось то неспра­вед­ли­вое убий­ство по без­за­кон­но­му при­ка­за­нию. По­сле каз­ни ни в чем не по­вин­но­го На­ву­фея Ие­за­вель ска­за­ла Аха­ву:
– Те­перь на­сле­дуй ви­но­град­ник без де­нег, ибо На­ву­фея уже нет в жи­вых.
Ахав, услы­хав об убий­стве На­ву­фея, немно­го опе­ча­лил­ся, а по­том по­шел в ви­но­град­ник, чтобы при­нять его в свое вла­де­ние[27]. На пу­ти встре­тил его по по­ве­ле­нию Бо­жию свя­той про­рок Илия и ска­зал ему:
– Так как ты неспра­вед­ли­во убил невин­но­го На­ву­фея и неза­кон­но за­вла­дел его ви­но­град­ни­ком, то по­се­му го­во­рит Гос­подь: на том са­мом ме­сте, где псы ли­за­ли кровь На­ву­фея, псы по­ли­жут и твою кровь; так­же и же­ну твою Ие­за­вель съе­дят псы, и весь дом твой бу­дет ис­треб­лен.
Ахав, услы­хав эти сло­ва, за­пла­кал, снял с се­бя цар­ские одеж­ды, одел­ся во вре­ти­ще и на­ло­жил на се­бя пост[28]. И столь ма­лое по­ка­я­ние Аха­ва пред Гос­по­дом возы­ме­ло та­кую си­лу, что ис­пол­не­ние на­зна­чен­но­го на­ка­за­ния все­му до­му его бы­ло от­ло­же­но на вре­мя по­сле смер­ти Аха­ва. Ибо Гос­подь ска­зал Сво­е­му про­ро­ку Илии:
– По­ели­ку Ахав сми­рил­ся, то не на­ве­ду Я бед на дом его при его жиз­ни, но при сыне его.
По­сле се­го Ахав про­жил три го­да и был убит в сра­же­нии[29]. С ме­ста бит­вы он был от­ве­зен на ко­лес­ни­це в Са­ма­рию, и его кровь, те­ку­щую с ко­лес­ни­цы, ли­за­ли псы, как и пред­ска­зал про­рок Бо­жий. Так­же и всё, что пред­ска­за­но бы­ло об Ие­за­ве­ли и всем Аха­во­вом до­ме, ис­пол­ни­лось по­том в свое вре­мя, уже по взя­тии свя­то­го Илии на небо (4Цар.9 гл.).
По смер­ти Аха­ва вме­сто него во­ца­рил­ся сын его Охо­зия, ко­то­рый ока­зал­ся на­след­ни­ком как пре­сто­ла, так и нече­стия от­цов­ско­го, ибо, слу­шая свою нече­сти­вую мать Ие­за­вель, он по­кло­нял­ся и при­но­сил жерт­вы Ва­а­лу, чем очень про­гне­вал Бо­га Из­ра­иле­ва. Од­на­жды вслед­ствие неосто­рож­но­сти Охо­зия упал из ок­на сво­е­го до­ма и очень силь­но за­бо­лел. Он от­пра­вил по­слов к лож­но­му бо­гу Ва­а­лу, соб­ствен­но же к бе­су, ко­то­рый жил в идо­ле Ва­а­ло­вом и да­вал лож­ные от­ве­ты об­ра­щав­шим­ся к нему с во­про­са­ми. К то­му бе­су он и по­слал спро­сить о сво­ем здо­ро­вье, вы­здо­ро­ве­ет ли он от бо­лез­ни. Ко­гда по­слы Охо­зии шли к Ва­а­лу, на пу­ти по по­ве­ле­нию Бо­жию пред­стал им про­рок Илия и ска­зал:
– Раз­ве нет Бо­га в Из­ра­и­ле, что вы иде­те спра­ши­вать у Ва­а­ла? Воз­вра­ти­тесь и ска­жи­те по­слав­ше­му вас ца­рю, – так го­во­рит Гос­подь: с по­сте­ли, на ко­то­рую ты слег, не вста­нешь, но умрешь на ней.
Воз­вра­тив­шись, по­слан­ные пе­ре­да­ли эти сло­ва боль­но­му ца­рю. Царь спро­сил их:
– Ка­ков ви­дом че­ло­век, ска­зав­ший вам эти сло­ва?
Они от­ве­ча­ли:
– Че­ло­век тот весь в во­ло­сах и по чре­с­лам сво­им под­по­я­сан ко­жа­ным по­я­сом.
Царь ска­зал:
– Это Илия Фе­сви­тя­нин.
И по­слал он ста­рей­ше­го пя­ти­де­ся­тина­чаль­ни­ка и с ним пять­де­сят че­ло­век, чтобы они взя­ли Илию и при­ве­ли к нему. Те по­шли и уви­да­ли Илию на го­ре Кар­ми­ле, ибо он при­вык пре­бы­вать пре­иму­ще­ствен­но на этой го­ре. Уви­дав Илию си­дя­щим на вер­ху го­ры, пя­ти­де­ся­тина­чаль­ник ска­зал ему:
– Че­ло­век Бо­жий! сой­ди сю­да; царь при­ка­зы­ва­ет те­бе ид­ти к нему.
Свя­той Илия от­ве­чал пя­ти­де­ся­тина­чаль­ни­ку:
– Ес­ли я че­ло­век Бо­жий, то пусть сой­дет огонь с неба и по­па­лит те­бя и пять­де­сят му­жей тво­их.
И тот­час упал с неба огонь и по­жег их. Царь по­слал дру­го­го пя­ти­де­ся­тина­чаль­ни­ка с та­ким же чис­лом лю­дей, но и с ни­ми слу­чи­лось то же: упав­ший с неба огонь по­па­лил и их. Царь по­слал тре­тье­го пя­ти­де­ся­тина­чаль­ни­ка с пя­тью­де­ся­тью му­жа­ми. Этот пя­ти­де­ся­тина­чаль­ник, узнав, что слу­чи­лось с преж­де него по­слан­ны­ми, при­шел к свя­то­му Илии со стра­хом и сми­ре­ни­ем и, пав­ши на ко­ле­ни пред ним, умо­лял его, го­во­ря:
– Че­ло­век Бо­жий! вот я и сии ра­бы твои, при­шед­шие со мною, сто­им пред то­бою; по­ми­луй нас: мы не по сво­ей во­ле при­шли, а по­сла­ны к те­бе; не по­гу­би нас ог­нем, как по­гу­бил ты по­слан­ных преж­де нас.
И по­ща­дил про­рок при­шед­ших со сми­ре­ни­ем; преж­де же при­хо­див­ших он не по­ща­дил по­то­му, что они при­хо­ди­ли с гор­до­стью и вла­стью, хо­те­ли взять его как плен­ни­ка и ве­сти его с бес­че­сти­ем. Гос­подь по­ве­лел свя­то­му Илии ид­ти с эти­ми тре­тьи­ми без­бо­яз­нен­но и ска­зать ца­рю то же, что преж­де го­во­рил. По­се­му че­ло­век Бо­жий, со­шед­ши с го­ры, по­шел с пя­ти­де­ся­тина­чаль­ни­ком и с его людь­ми. При­шед­ши же к ца­рю, Илия ска­зал ему:
– Так го­во­рит Гос­подь: так как ты по­сы­лал спра­ши­вать Ва­а­ла о жиз­ни тво­ей, как буд­то во Из­ра­и­ле нет Бо­га, Ко­то­ро­го ты мог бы спро­сить, то за это ты не вста­нешь с од­ра, на ко­то­ром ле­жишь, но умрешь.
И умер Охо­зия, по сло­ву Бо­жию, из­ре­чен­но­му уста­ми про­ро­че­ски­ми. По­сле Охо­зии всту­пил на цар­ство брат его Иорам, по­то­му что Охо­зия не имел сы­но­вей. На сем Иора­ме пре­кра­тил­ся род Аха­вов, бу­дучи ис­треб­лен гне­вом Бо­жи­им во дни свя­то­го про­ро­ка Ели­сея, как о том пи­шет­ся в жи­тии его.
Ко­гда же при­бли­зи­лось вре­мя, в ко­то­рое Гос­подь опре­де­лил взять к Се­бе Илию жи­вым, во пло­ти, Илия и Ели­сей шли из го­ро­да Га­лга­ла в го­род Ве­филь. Зная по от­кро­ве­нию Бо­жию о при­бли­зив­шем­ся взя­тии сво­ем на небо, Илия хо­тел оста­вить Ели­сея в Га­лга­ле, сми­рен­но скры­вая от него пред­сто­я­щее свое от Бо­га про­слав­ле­ние. Он ска­зал Ели­сею: «оста­вай­ся ты здесь, ибо Гос­подь по­слал ме­ня в Ве­филь». Ели­сей же свя­той, так­же по от­кро­ве­нию Бо­жию знав­ший о пред­сто­я­щем со­вер­шить­ся, от­ве­чал:
– Жив Гос­подь и жи­ва ду­ша твоя, что не остав­лю я те­бя, – и оба по­шли в Ве­филь. Сы­ны про­ро­че­ские[30], жив­шие в Ве­фи­ле, по­до­шед­ши к Ели­сею на­едине, ска­за­ли ему:
– Зна­ешь ли ты, что Гос­подь возь­мет от те­бя гос­по­ди­на тво­е­го над гла­вою тво­ею?
Ели­сей от­ве­чал:
– Знаю и я, но мол­чи­те.
По­сле это­го Илия ска­зал Ели­сею:
– Оста­вай­ся здесь, ме­ня же Гос­подь по­слал в Иери­хон.
Ели­сей от­ве­тил ему:
– Жив Гос­подь и жи­ва ду­ша твоя, что не остав­лю я те­бя, – и при­шли оба в Иери­хон. Сы­ны про­ро­че­ские, ко­то­рые бы­ли в Иери­хоне, по­до­шед­ши к Ели­сею, ска­за­ли ему:
– Зна­ешь ли ты, что се­го­дня Гос­подь возь­мет от те­бя гос­по­ди­на тво­е­го над гла­вою тво­ею?
Ели­сей от­ве­чал:
– Я узнал уже, мол­чи­те.
Свя­той Илия опять ска­зал Ели­сею:
– Оста­вай­ся здесь, по­то­му что Гос­подь по­слал ме­ня к Иор­да­ну.
Ели­сей же ска­зал:
– Жив Гос­подь и жи­ва ду­ша твоя, что я не от­ста­ну от те­бя, – и по­шли вме­сте. Вслед за ни­ми, в от­да­ле­нии от них, по­шли пять­де­сят че­ло­век из сы­нов про­ро­че­ских; ко­гда оба свя­тые про­ро­ки до­шли до Иор­да­на, Илия взял свой плащ, свер­нул его и уда­рил им по во­де; во­да рас­сту­пи­лась на обе сто­ро­ны, и они про­шли оба чрез Иор­дан по­су­ху. Пе­ре­шед­ши Иор­дан, Илия ска­зал Ели­сею:
– Про­си у ме­ня, что бы мне для те­бя сде­лать, преж­де неже­ли я бу­ду взят от те­бя.
Ели­сей от­ве­чал:
– Про­шу, чтобы ду­ха, ко­то­рый в те­бе, бы­ло во мне вдвое боль­ше, чем в те­бе[31].
Илия ска­зал:
– Труд­но­го ты ре­шил­ся про­сить; но, впро­чем, ес­ли уви­дишь, как я бу­ду от те­бя взят, то бу­дет по-тво­е­му; ес­ли же не уви­дишь, то не по­лу­чишь.
Ко­гда они шли и раз­го­ва­ри­ва­ли так, вдруг вне­зап­но яви­лась ко­лес­ни­ца и ко­ни ог­нен­ные[32] и раз­лу­чи­ли их друг от дру­га, при­чем Илия в вих­ре был взят на небо. Ели­сей же смот­рел и вос­кли­цал:
– От­че, от­че! Ко­лес­ни­ца Из­ра­иле­ва и кон­ни­ца его! (Эти­ми сло­ва­ми он как бы го­во­рил: ты, от­че, был всею си­лою для Из­ра­и­ля: тво­ею мо­лит­вою и рев­но­стью ты по­мо­гал Из­ра­иль­ско­му цар­ству го­раз­до бо­лее, чем по­мо­га­ли ему ве­ли­кое мно­же­ство во­ен­ных ко­лес­ниц и всад­ни­ков во­ору­жен­ных).
Ели­сей уже бо­лее не ви­дел Илии[33]. То­гда он взял­ся за одеж­ды свои и в скор­би разо­драл их. Вско­ре упал к но­гам его бро­шен­ный свы­ше плащ Илии. Под­няв его, Ели­сей оста­но­вил­ся на бе­ре­гу Иор­да­на и, раз­де­лив им, по­доб­но Илии, во­ду на обе сто­ро­ны, пе­ре­шел по­су­ху и стал на­след­ни­ком бла­го­да­ти, дей­ство­вав­шей в его учи­те­ле. Свя­той же про­рок Бо­жий Илия, на ог­нен­ной ко­лес­ни­це взя­тый вме­сте с пло­тию на небо, до сих пор жив во пло­ти, хра­ни­мый Бо­гом в се­ле­ни­ях рай­ских. Его ви­де­ли три свя­тые апо­сто­ла во вре­мя пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня на Фа­во­ре (Лк.9:30), и опять уви­дят его обык­но­вен­ные смерт­ные лю­ди пред Вто­рым При­ше­стви­ем Гос­по­да на зем­лю. Из­бе­жав­ший смер­ти от ме­ча Ие­за­ве­ли, он по­стра­да­ет то­гда от ме­ча ан­ти­хри­сто­ва (Откр.11:3-12), и уже не толь­ко как про­рок, но и как му­че­ник удо­сто­ит­ся в ли­ке свя­тых боль­шей, чем те­перь, че­сти и сла­вы от пра­вед­но­го мздо­воз­да­я­те­ля Бо­га, в трех Ли­цах Еди­но­го, От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, Ко­то­ро­му честь и сла­ва ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков. Аминь[34].

При­ме­ча­ния
[1] Гос­подь из­брал и от­де­лил Ав­ра­ама и его по­том­ков от про­чих на­ро­дов для со­хра­не­ния и рас­про­стра­не­ния меж­ду людь­ми ис­тин­ной ве­ры в Бо­га. Па­ле­сти­на, ко­то­рую Бог от­дал Ав­ра­аму и его потом­ству, наи­луч­шим об­ра­зом со­от­вет­ство­ва­ла на­зна­че­нию на­ро­да Бо­жия. Она ограж­де­на с се­ве­ра Ли­ван­ски­ми го­ра­ми, с во­сто­ка – Си­рий­ско-Ара­вий­скою пу­сты­нею, с юга – ка­ме­ни­стою Ара­вий­скою пу­сты­нею, с за­па­да – Сре­ди­зем­ным мо­рем. Та­кою креп­кою огра­дою на­род Бо­жий был от­де­лен и за­щи­щен от вли­я­ния языч­ни­ков и мог слу­жить Бо­гу, бес­пре­пят­ствен­но и сво­бод­но вы­пол­нять свое на­зна­че­ние. Не ме­нее со­от­вет­ство­ва­ла на­зна­че­нию на­ро­да Бо­жия Па­ле­сти­на сво­им по­ло­же­ни­ем на гра­ни­це Азии, Аф­ри­ки и Ев­ро­пы, в сре­дине меж­ду древни­ми на­ро­да­ми (Иез.5:5). На­род Бо­жий мог быть в об­ще­нии со все­ми мо­гу­ще­ствен­ны­ми, об­ра­зо­ван­ны­ми на­ро­да­ми древ­но­сти и со­об­щать им от­кро­ве­ния Бо­жии. Ко­гда на­ста­ло вре­мя про­све­ще­ния на­ро­дов све­том Бо­же­ствен­но­го уче­ния, про­по­вед­ни­кам его из Па­ле­сти­ны от­кры­ты и близ­ки бы­ли пу­ти ко всем на­ро­дам ми­ра.
[2] Иеро­во­ам про­ис­хо­дил из ко­ле­на Еф­ре­мо­ва, был один из над­зи­ра­те­лей над ра­бо­чи­ми при по­стро­е­нии хра­ма в Иеру­са­ли­ме и был очень лю­бим Со­ло­мо­ном. Ко­гда в зем­ле Из­ра­иль­ской яви­лось мно­го недо­воль­ных, ко­то­рые вос­ста­ли про­тив Со­ло­мо­на за уве­ли­че­ние им на­ло­гов, пред­во­ди­те­лем их явил­ся Иеро­во­ам. Узнав об этом, Со­ло­мон ве­лел каз­нить Иеро­воама, но тот скрыл­ся в Еги­пет.
[3] Си­ким, или Си­хем, на­хо­дил­ся в сре­дине за­пад­ной ча­сти Па­ле­сти­ны, впо­след­ствии об­ра­зо­вав­шей Са­ма­рию.
[4] Го­род Ве­филь на­хо­дил­ся в юж­ной ча­сти Са­ма­рии, на се­вер от Иеру­са­ли­ма, а го­род Дан на се­ве­ре Га­ли­леи.
[5] В стране За­и­ор­дан­ской, в во­сточ­ной по­ло­вине Па­ле­сти­ны.
[6] Го­род Фе­свит, или Фе­сва, на­хо­дил­ся в во­сточ­ной ча­сти Га­ла­ад­ской стра­ны, про­сти­рав­шей­ся от го­ры Ер­мо­на до ре­ки Ар­но­на, – на во­сток от Иор­да­на, близ Га­ла­ад­ских гор.
[7] Се­ра­фи­мы (с евр. – пла­мен­ные, ог­нен­ные су­ще­ства) – бли­жай­шие к Бо­гу, са­мые выс­шие ду­хов­ные су­ще­ства, ко­то­рые, окру­жая пре­стол Гос­по­да сла­вы, неумол­ка­е­мо взы­ва­ют: «Свят, свят, свят Гос­подь Са­ва­оф (т.е. Гос­подь во­инств), вся зем­ля пол­на сла­вы Его» (Ис.6).
[8] Ва­ал счи­тал­ся у ха­на­ней­ских на­ро­дов глав­ным бо­гом. Под име­нем Ва­а­ла они обо­го­тво­ря­ли солн­це как ис­точ­ник пло­до­твор­ной си­лы в при­ро­де.
[9] Сло­ва: «Жив Гос­подь Бог твой, жи­ва ду­ша твоя» – рав­но­силь­ны на­шей клят­ве: «кля­нусь Бо­гом». Древ­ние евреи, же­лая за­ве­рить в ис­тин­но­сти сво­их слов, упо­треб­ля­ли обык­но­вен­но имен­но эти сло­ва в ка­че­стве клят­вы.
[10] По­буж­да­е­мый гор­до­стью Да­вид хо­тел со­счи­тать свой на­род. За та­кой грех Гос­подь по­слал на его цар­ство мо­ро­вую язву, от ко­то­рой в три дня умер­ло 70 000 че­ло­век.
[11] В Па­ле­стине, как и в дру­гих жар­ких стра­нах, дождь бы­ва­ет толь­ко осе­нью и вес­ною, за­то ро­сы очень обиль­но на­па­я­ют зем­лю. Они бы­ва­ют так ве­ли­ки, осо­бен­но ле­том, что зем­ля увлаж­ня­ет­ся ими, как по­сле силь­но­го до­ждя.
[12] В Си­рии, близ Да­мас­ка.
[13] Го­род Са­реп­та на­хо­дил­ся на за­па­де Фини­кии, на бе­ре­гу Сре­ди­зем­но­го мо­ря, близ Си­до­на.
[14] 22 сен­тяб­ря.
[15] Го­ра Кар­мил на­хо­дит­ся на се­ве­ро-за­па­де Са­ма­рии, близ Сре­ди­зем­но­го мо­ря. Илия из­брал эту го­ру для со­бра­ния по­то­му, что она бы­ла глав­ным ме­стом слу­же­ния Ва­а­лу в Из­ра­иль­ском цар­стве.
[16] На­равне с Ва­а­лом по­чи­та­лась Астар­та или Аше­ра. Она бы­ла бо­ги­нею неба (Иер.7:18), лу­ны и бо­ги­нею сча­стья, люб­ви, пло­до­ро­дия, вой­ны и охо­ты. Изо­бра­жа­лась с жен­скою го­ло­вою, укра­шен­ною лун­ным сер­пом или дву­мя ро­га­ми. Слу­же­ние Ва­а­лу со­вер­ша­лось на вы­со­тах, а Астар­те в до­ли­нах, в зе­ле­ных дуб­ра­вах (ро­щах). Дуб­ра­ва­ми в честь Астар­ты все­гда бы­ли окру­же­ны ка­пи­ща Ва­а­ла, по­стро­ен­ные на хол­мах и го­рах, и в них у под­но­жия хол­мов ста­ви­лись жерт­вен­ни­ки Астар­ты. Жре­цы Астар­ты име­ли на­зва­ние «дуб­рав­ные». Ва­ал кро­ме сво­е­го зна­че­ния, как бог солн­ца, – Ва­ал-Зе­вул, бог мух, по­то­му что фили­стим­ляне, жив­шие на низ­ком бе­ре­гу мо­ря и стра­дав­шие от мно­же­ства мух и дру­гих на­се­ко­мых, мо­ли­лись ему об из­бав­ле­нии от мух. Он счи­тал­ся так­же це­ли­те­лем неду­гов и про­ри­ца­те­лем. Ва­ал-Ве­риф – бог клятв, до­го­во­ров, со­ю­зов. Ва­ал-Фе­гор – бог вой­ны. Из­ра­иль­тяне лег­ко увле­ка­лись слу­же­ни­ем идо­лам, по­то­му что слу­же­ние ис­тин­но­му Бо­гу тре­бу­ет доб­ро­де­те­лей, мо­лит­вы, со­кру­ше­ния о гре­хах, по­стов, а слу­же­ние идо­лам со­про­вож­да­лось пляс­ка­ми, пир­ше­ства­ми, пьян­ством и дру­ги­ми чув­ствен­ны­ми на­сла­жде­ни­я­ми.
[17] У ев­ре­ев был обы­чай спать в са­мую жар­кую по­ру дня, с 10 или 11 ча­сов дня до 3 по­лу­дня.
[18] Нис­па­де­ние ог­ня с неба вы­ра­жа­ло, что Бог ми­ло­сти­во при­ни­ма­ет при­но­си­мую Ему жерт­ву.
[19] Евреи во вре­мя мо­лит­вы па­да­ли ли­цом ниц на зем­лю. Этим они вы­ра­жа­ли со­зна­ние сво­е­го па­де­ния пред Бо­гом и ни­что­же­ства сво­е­го пред ве­ли­чи­ем Бо­жи­им, а так­же свое со­кру­ше­ние о гре­хах.
[20] По­ток Кис­сон про­те­кал близ го­ры Кар­ми­ла, на се­вер от нее; впа­дал в Сре­ди­зем­ное мо­ре, ко­то­рое на­зы­ва­лось Ве­ли­ким мо­рем.
[21] По за­ко­ну Мо­и­се­е­ву долж­но бы­ло под­вер­гать смерт­ной каз­ни яв­ных идо­ло­по­клон­ни­ков, осо­бен­но тех, ко­то­рые увле­ка­ли дру­гих к идо­ло­по­клон­ству (Втор.13 гл.).
[22] Го­род Вир­са­вия на­хо­дил­ся на юге Иудеи.
[23] Го­ра Хо­рив на­хо­дит­ся в юго-за­пад­ной ча­сти Ара­вий­ско­го по­лу­ост­ро­ва, на се­вер от Черм­но­го (Крас­но­го) мо­ря, близ го­ры Си­ная, несколь­ко на се­ве­ро-за­пад от нее.
[24] Илия на­хо­дил необ­хо­ди­мым, чтобы по­гиб­ли все нече­сти­вые лю­ди. Гос­подь же явил­ся Илии не в бу­ре, не в зем­ле­тря­се­нии, не в огне, но явил­ся в ти­хом вет­ре, чтоб по­ка­зать, что Он, хо­тя и мог бы по­гу­бить нече­сти­вых гроз­ны­ми яв­ле­ни­я­ми при­ро­ды, но за луч­шее при­зна­ет управ­лять людь­ми с кро­то­стью и дол­го­тер­пе­ни­ем.
[25] Из это­го вид­но, что через по­ма­за­ние ца­рей и про­ро­ков со­об­ща­ет­ся им Дух Свя­той, Ко­то­рый недо­ся­га­е­мо воз­вы­ша­ет их пред про­чи­ми людь­ми и де­ла­ет их пред­ста­ви­те­ля­ми и ору­ди­я­ми вла­сти Бо­жи­ей над людь­ми.
[26] За­кон Мо­и­се­ев за­пре­щал про­да­вать на­след­ствен­ные вла­де­ния (Чис.36:7).
[27] Име­ние каз­нен­ных за пре­ступ­ле­ния про­тив ца­ря по­сту­па­ло в поль­зу ца­ря.
[28] Древ­ние для вы­ра­же­ния скор­би раз­ди­ра­ли на се­бе одеж­ды свои, то есть над­ры­ва­ли их спе­ре­ди на гру­ди, по­сы­па­ли го­ло­ву пеп­лом или зем­лею, на­де­ва­ли на се­бя вре­ти­ще, то есть жест­кую из вой­лоч­ной ма­те­рии, уз­кую, без ру­ка­вов, одеж­ду, ко­то­рая по­хо­ди­ла на ме­шок, по­сти­лись, не мы­ли сво­е­го те­ла, не чи­сти­ли и не ме­ня­ли одежд, сни­ма­ли с се­бя вся­кие укра­ше­ния, да­же баш­ма­ки и сан­да­лии (до­щеч­ки, при­креп­ля­е­мые к по­дош­вам рем­ня­ми), и хо­ди­ли бо­сые, стриг­ли во­ло­сы на го­ло­ве и бо­ро­ду. В глу­бо­кой го­ре­сти са­ди­лись или ло­жи­лись на зем­лю в пыль и пе­пел, за­ку­ты­ва­ли под­бо­ро­док, т.е. ли­цо ни­же но­са, в знак то­го, что не хо­тят го­во­рить, и да­же за­кры­ва­ли всё ли­цо и го­ло­ву.
[29] Во вре­мя вой­ны с ца­рем Си­рий­ским Ве­на­да­дом.
[30] Сы­на­ми про­ро­че­ски­ми у из­ра­иль­тян на­зы­ва­лись уче­ни­ки про­ро­ков. Они со­став­ля­ли из се­бя уко­лы, или об­ще­ства, вос­пи­ты­вав­ши­е­ся под непо­сред­ствен­ным воз­дей­стви­ем про­ро­ков. Уче­ни­ки про­ро­че­ские за­ни­ма­лись мо­лит­вою, на­зи­да­тель­ны­ми бе­се­да­ми, бла­го­че­сти­вы­ми пес­но­пе­ни­я­ми и му­зы­кою и воз­вы­ша­лись ино­гда до бо­же­ствен­но­го вдох­но­ве­ния. «Про­ро­че­ство­вать», по Свя­щен­но­му Пи­са­нию, не все­гда зна­чит «пред­ска­зы­вать бу­ду­щее» по от­кро­ве­нию Бо­жию; но это сло­во ино­гда озна­ча­ет «ве­сти под вли­я­ни­ем Ду­ха Бо­жия вдох­но­вен­ные ре­чи, го­во­рить на­зи­да­тель­ные, по­ма­зан­ные про­по­ве­ди, тол­ко­вать Сло­во Бо­жие (1Кор.14:3-6), сла­гать мо­лит­вы и пес­но­пе­ния Бо­гу, про­из­но­сить и петь их под зву­ки му­зы­ки». Всё это и бы­ло це­лью и за­да­чею про­ро­че­ских школ. Та­кие шко­лы бы­ли в Ра­ме, Ве­фи­ле, Иери­хоне, Га­лга­ле и в дру­гих ме­стах.
[31] Про­рок Ели­сей ви­дел, что да­же про­рок Илия, об­ла­дав­ший ве­ли­ким нрав­ствен­ным ду­хом и про­ро­че­ским да­ром, не мог об­ра­тить к ис­тин­но­му Бо­гу за­кос­не­лых нече­стив­цев меж­ду из­ра­иль­тя­на­ми; по­то­му, рев­нуя о сла­ве Бо­жи­ей и со­зна­вая свою немощь, он про­сил се­бе вдвойне про­ро­че­ско­го и чу­до­дей­ствен­но­го ду­ха, ко­то­рый был у Илии.
[32] Си­ла Бо­жия, взяв­шая Илию на небо, яви­лась в ви­де ог­нен­ной ко­лес­ни­цы и ог­нен­ных ко­ней для то­го, чтобы за­сви­де­тель­ство­вать о пла­мен­ном ду­хе и сло­ве Илии, чтобы про­сла­вить его, как по­бе­до­нос­но­го рев­ни­те­ля сла­вы Бо­жи­ей и охра­ни­те­ля Из­ра­иль­тян, и чтобы по­ка­зать. что он вос­хи­щен ту­да, где оби­та­ют ду­хи, го­ря­щие лю­бо­вию к Бо­гу, как пла­мень ог­нен­ный.
[33] В 21-ой гла­ве 2 кн. Па­ра­ли­по­ме­нон о ца­ре Иора­ме, управ­ляв­шем Иуде­ею уже по взя­тии св. Илии, со­об­ща­ет­ся, что «при­шло к нему пись­мо от Илии про­ро­ка», в ко­то­ром про­рок об­ли­чил его без­за­ко­ния, пред­ска­зы­вал ему злую кон­чи­ну.
[34] Све­де­ния о жиз­ни св. про­ро­ка Илии из­ло­же­ны в 3 кн. Царств (гла­вы 17, 18, 19, 21) и в чет­вер­той (гла­вы 1, 2, 3).


Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

К смыслу праздника Крещения Господня погружение в прорубь не имеет ровно никакого отношения!

4 ноября - праздник Казанской иконы Божией Матери

За щорічною традицією пропонуємо перегляд фільму «Дрібний дощ» авторства пономаря нашого храму, режисера та актора, Народного артиста України Георгія Делієва